Женщина с искусственным ктеисом

донесение

Я краем глаза уловил блеск звезды, необычайным образом пробившийся сквозь сверкающее алмазное небо, целиком группировавшееся вокруг пламенного солнца. В то же самое время ленточка дыма вознеслась на противоположном верхнем краю зрения и ноздри ощутили аромат горящего дерева.

Стучали подковы в тишине узких этих улочек, что томительно манили углубиться в недра переходов и сокровенных углов. Темные приземистые двери утопали в глубоких порталах, где прятались тени - не то человечьи, ни то поселившихся привидений.

Я был погружен в свои мысли, размышляя о том, как расставить ловушки, где разместить печати, на каких ставнях начертать подпись погибели, и потому женщине пришлось повторить свои слова. Они звучали как бессмыслица, легкий поведенческий пустяк, какая-то ерунда, слетающая с уст безответственных, одним словом, пустое слово.

И тем не менее, что-то в этих звуках заставило меня внутренне вздрогнуть - их слиянность и сшитость в единое кружевное полотно, сделанное искусным мастером из шелеста тяжелых юбок, сорочек и безрукавок, из бренчания цепочек и удушающего аромата духов проститутки.

Духи проститутки в трех мирах играют ту роль, которую невозможно игнорировать в своих исследованиях. Этот алхимический ингредиент - аромат - служит в той-же мере основой для всякого дела, как ритм основой для песни. Припев ее может оставаться в памяти и навязчиво всплывать - иногда совершенно не по делу. То-же относится и к мелодии. Но ритм окажется забытым - так покажется поначалу. Кто отличит ритм одной песни от другой? Никто, однако даже по прошествии тысячи лет прозвучав, это призовет вас к исходной точке.

О, оно не всегда найдет вход в ваше сердце, не поскребется ногтями о дверцы, потому что само сердце невольно воспроизведет его, оказавшись тем самым троянским конем, троянским конем.

Итак, дама легкого поведения была едва различима в чарующем красном отсвете дверного фонарика, дававшего больше тени, чем освещавшего.

В руках у нее находился странный предмет. Она молча улыбалась, как мадонна-прототип, и была столь недвижимой, что казалась изваянием, восковой фигурой, которую наполняла перекипавшая через край чувственность. Руки же ее существовали по своим законам, светясь изнутри. Я живо вспомнил о том, как зажег на алтаре медовую свечу, и мысль об этом оттеснила на задний план все другие размышления. В уме моем опустошенном зияла бездна.

В ее руках находился алхимический прибор - искусственный ктеис. Для непосвященных он имел, впрочем, и обратную сторону. Более того, эта лежащая на поверхности сторона должна была стать фасадом для определения фаллического характера прибора, но тем не менее, оставалась совершенно сокрытой от меня покровами пустоты.

Ибо врата, открытые этой женщиной, находились в середине, по одну сторону выходя в космос, по другую же в хаос, и на той стороне был кенос, а отнюдь не изнанка, представлявшаяся профанам.

Итак, пока ноздри мои раздирал запах духов проститутки, тождественных сокровенному благоуханию болотницы, я был скован и не мог вымолвить ни слова. Женщина-же сделала шаг из темноты и с улыбкой небесного спокойствия легко замахнулась. Как завороженный следил я за дугою, которую описывал волшебный ктеис в ее руках. Спустя несколько секунд, показавшихся мне бесконечно долгими, он прикоснулся к моему лбу, пробив в центре огромное отверстие. Из живота моего поднялось пенистое вино, темное, как смола, и внутренняя пустота принялась совершать змеиные движения, подползая к великим вратам преисподней.

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2018