Космическая пыльца

О пульверизации камня и сборщиках пыльцы

Распыление органической формы, неотъемлемое или отъемлемое от причинения страданий или избавления от страданий живого или неживого существа, - является случаем растворения неравномерности в изначальной неразличимости кеномы; таким образом, распыление представляет собой воссоздание - и оно в конечном счете приводит к образованию облака эссенциальной пыли, также известной как пыльца. Считается, что эта пыльца становится натуральной основой для пудры, используемой в пудреннице.

В Гармише, путешествуя по узким и извилистым горным тропам, мы обратили внимание на камень, который, сорвавшись с поднебесной вершины, катился по склону, радовавшему глаз своей мертвенной живописностью. Поняв, что он катится прямо на нас, я предпринял попытку маневрирования, но Донна Анна с улыбкой остановила меня. Приподняв край подола, она ловко вынула нить и распустила юбку до колен, а затем соорудила из красной нити декоративную мандорлу, за которой в тот же миг воздух почернел, приоткрывая завесу тайны над входом в безвидный колодец.

-Нам следует поторопиться, если мы хотим избежать падения камня. - Предупредила она и, схватив меня за локоть, нырнула в тоннель. Мы выбрались на мост, что вьется среди тусклых светов. Со смотровых площадок, украшенных плющом и диамантовыми столбцами, открывался прекрасный вид на изнанки бесчисленного множества миров, созданных великолепными художницами - дочерьми Хаоса, сестрами Донны Анны.

Когда я спросил Донну Анну, почему нельзя было просто распылить камень и развеять его пыль по недрам пустоты, она ответила:

-Каждая частица пыльцы, стоит ей только освободиться от императива порядка вещей, притягивается субгравитонами, образуя вокруг тех ажурный световой свод.

-Частицы пыльцы - это то, что известно как фотоны. - Догадался я. Донна Анна пожала плечами и расправила крылья.

-Смотря с какой стороны на это посмотреть. - В ее голосе звучала уклончивость. - Пыль весьма заманчивое лакомство и среди миров встречаются великолепные, эффективные охотники за ней - мы называем охотниц доярками Абсолюта, а охотников относим к подвиду пожирателей. Эти стремительные, точные, как ресницы на моих глазах, охотники находят удовольствие в опылении макового цветка праедестинаций, они садятся на его лепестки, лижут пестики и тычинки, сосут бледный флуоресцирующий сок.

Теперь, когда Донна Анна пролила нектар когнитивного мрака, я не мог не признать, что и сам неоднократно становился свидетелем орудовавших доярок, не говоря о пожирателях, фигуры которых сейчас обретали законченность. Я видел гордых горных светлячков - о них много говорили в местных тавернах; их путали с падающими звездами или с возносящимися душами праведников, но не были доярки ни тем, ни другим. Подобно искорке или семечку, просиявшему в черноте безлунной ночи, они разворачивались - грань за гранью открывали себя, трансформируясь в удивительнейшую систему линий и точек, чем-то напоминавшую тоннель Суккубов, если бы тот кто-то удосужился осветить.

И после - развернувшись, летели они во славе своей - парили невесомой, но весьма грузной паутинкой, осаждались на каждую вещь, на слово и на мысль, приклеивались к очертаниям, тончайшей пленкой ложились на волну океана и на кожу, которая при этом ощущала: холод, холод.

Таковы были доярки - охотницы за пыльцой. Взбивали они ее крыльями, грудями и коленями, лизали языками, вращали ткань космоса когтями, выбивали ковры и складывали алые губки, исторгая ветер, которому предстояло просеять, провеять.

И варили в бездонных пропастях обиталищ своих, богатых чертогов - во дворцах, уединившись в горницах, темнелках, светлицах, варили настой жгучего смертоточения, густой мед, называющийся на языке болотницей - питьевой жидкостью хаоса и блуда, сосцепитательной отравою избранниц и избранных.

Донна Анна продолжала:

-Эти пчелки Абсолюта обеспечены субстанцией наших снов, прокреативной силою наполненные покровы космоса они источают, собирая пыльцу, чтобы к устам нашим поднести рог древнего вина, суть которого - это суть протяженности между субстанцией и формой. В основе порядка лежит обмен любезностями, и если я дарую благосклонный взгляд, то получаю любезный поцелуй.

-Все закономерно, но в таком случае отказ от пульверизации камня, доигравшегося до формирования собственного негативного имиджа, тем более непонятен. - Я посмотрел на Донну Анну, грудь которой, украшенная декоративной сетью, являла модель прокреативного сечения, использующегося в лекале творцов. Она сказала:

-Распыление неотъемлемо от взрывообразного рассредоточения облака. Стоит только растворить одну невесомую песчинку, как в тот же миг воссияют, засветятся нетварным светом миллиарды звездных систем, потому что в пространстве субгравитонов, как и в небытийном изначальном мире, не существует ни расстояния, ни скорости. Каждая частичка элементов по сути своей является неравномерностью звука.

С последними словами Донна Анна высокомерно подняла брови и, вцепившись когтями в перила, покосилась на меня.

-Понятно, неравномерностью звука. - Я кивнул.

-Изначально эта неравномерность звука существует как компонент модели световой каймы субгравитона. Все эти неравномерности оказываются на бесконечном удалении от своих субгравитонов, потому что для моих глаз не существует расстояния, ведь я - существо Хаоса. - Она многозначительно толкнула меня горячим бедром и, схватив за запястье, широко распахнула глаза, затем продолжила: - Каждый мир, созданный в пустоте силой взгляда дочерей нашей великой семьи, является голограммой. Посмотри.

Донна Анна кивнула на ближайший к нам мир и, воспользовавшись даром сострадания, я увидел это ее глазами: космический диск вместе с реками, океанами, горами, пароходами, шпилями, куполами, узкими улочками, крестьянскими подворьями, пасущимися буйволами, бегающими собаками и чадящими дымоходами состоял из миллиардов сверкающих чешуй, каждая из которых с величественным спокойствием вращалась в предустановленном ритме вокруг собственной оси. Однако, приглядевшись к напоминавшим золотые монеты чешуйкам, можно было заметить, что ось их вращения едва заметно смещалась, как будто на объект действовала посторонняя сила.

-Каждая элементарная частица остается именно тем, чем она была изначально - компонентом каймы субгравитона, и, знаешь-ли, вычислять в безраздельной пустоте субгравитоны, к которым относятся частицы одного отдельно взятого камня, было бы ниже моего достоинства. Но ведь мы не хотим, чтобы камень ушел от ответственности?

-Определенно не хотим. - Я кивнул, мужественно двинув скулами.

-Поэтому распылять его пока еще преждевременно. Поймаем таким, какой есть, и дело с концом.

Мы вышли из субгравитонного портала за минуту до того, как не ведавшему греха камню вздумалось сорваться с места - достаточно рано для того, чтобы его перехватить. Выхватив нить из юбки, Донна Анна обвязала камень и спустя несколько секунд тот был перенесен в подземелья Суккубов.

-Говорят, что у каждого живого существа, одним из которых является наш пленник, превыше всех невзгод имеет ценность потеря сына или отца. - Донна Анна поучительно взмахнула хвостом и я затаил дыхание, жаждая продолжения потока незапятнанной мудрости.

-Но в действительности, - продолжала она минуту спустя, - речь идет всего лишь о потере собственного рода, находящего выражение в том, что актуальная форма не теряет своих законнорожденных очертаний. Достаточно должным образом исказить формообразующую связь, чтобы воссоздать полную иллюзию травматического разрыва, изгнания из племени, из семьи, или потери единственного сына.

-Все понятно. - Я кивнул. - Так приступим-же к искажению формы неотесанного камня.

-Я согласна с тем, что к этому следует приступить, но разве ты не видишь, что это уже произошло? Мы уже давно пытаем несчастного, а ты и не в курсе?

Я помотал головой, проклиная себя за невнимательность. Пока мы вели беседу, Донна Анна бросала косые взгляды на камень и теперь тот пребывал в нестабильном состоянии, формы его двоились, он словно плавился, вытягиваясь вдоль силовых линий, которые были намечены протяженностью между объектом, сформированным в виде голограммы, и изначальным субгравитоном.

Наконец волнение камня достигло невыносимой амплитуды и внезапно он застыл: перед нами был классический кирпич из тех, которые используют строители, закладывающие что-то в угол всемирного храма. Я с уважением посмотрел на Донну Анну. Видит бог, только ей было ведомо, каким мучениям, смешанным с элементами внутренней борьбы, подвергался злосчастный валун. Она подбоченилась и повысила голос, кивая в такт словам:

-Больше не будешь падать с горы.

 

См. тж. словарные статьи: Субгравитон

Гармиш

Колени (с примером Коленей доярки)

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2018