Чревоугодие

Словарь Суккубов

Чревоугодие, (сущ. ср. р.) (мн. ч. чревоугодия), тж. обжорство, прил. чревоугодный, прожорливый; санскр. atyāhāra, adhikabhojana; лат. ebriositas, gula; греч. γαστριμαργια; англ. gluttony; нем. Gefräßigkeit, Völlerei; - деяние или совокупность действий, которые угодны чреву [ср. Живот]. В ряде случаев чревоугодие может смыкаться со сладострастием.

Традиционно чревоугодие считается неотъемлемым компонентом ритуальной трапезы и технически неразрывно связано с концепцией огненного алтаря [ср. Печь, Престол], которым является совершенное тело. Пребывая в присутствии духов предков, которые и олицетворяют ультимативное совершенство, обжора древности воспроизводит их логику поведения и анатомические, в том числе физиологические характеристики, что позволяет ему в ходе совместной трапезы реализовывать акт чревоугодия, которое тождественно огненному жертвоприношению. При этом выпиваемое вино, кровь или молоко претерпевают миграцию за порог, означенный огнем чрева.

В Суккуболюбии чревоугодие неразрывно связано с суккубоугодным действием, формируя континуум чревопоклонения или культа живота. При этом живот претерпевает колдовские трансформации, производя из себя украшения и цветы, равно как и блестящий пот, источающий сладкое благоухание. Среди элементов чревоугодного хоровода обычно упоминают плетение гирлянд, призыв певчих птиц во славу живота, омовение молоком мертвых, художественное оттенение живота хоругвями etc. В ходе поклонения животу Суккуба благообразные адепты снимают с себя пояса и демонстрируют собственные животы, производя ими вращательные движения и отбивая ритм ладонями, повторяя заговор совместной еды: "мы едим вместе, мы едим одно и то же".

Складывающаяся по мере отказа от традиционного культа секулярная культура рассматривает чревоугодие в качестве добавки к информационному потоку, призванному подчеркнуть бесперспективность и контринициатическую пустоту выживания. Взаимодополнение информации и еды находит выражение в афоризмах, апеллирующих к "хлебу и зрелищам" или "хлебу да каше". Мягкий пейоратив, с которым общественный договор снисходит к еде и информации, находит ответ в сердцах потребителя, слепо повторяющего и усваивающего проникнутые подчеркнутой самоиронией элементы суггестии. Улыбка и юмор [Ср. Юмор], по мнению экспертов, в данном случае не выполняют апотропейной функции, но привносят в уничижение низших созданий тот трагикомизм, который, как учит история, еще никому и никогда не помог выйти за пределы парадигмы замкнутого круга мира клипот.

В религии чревоугодие занимает место одного из семи смертных грехов [ср. Грех]. Сегодня несомненно, что эффективность суггестии грешности чревоугодия нивелируется фактором естественной девальвации понятия обжорства в условиях общества потребления. Изначально призванное артикулировать сегрегацию имущего и властного сословия чревоугодие блестяще справлялось с этой задачей вплоть до XX в. н. э., однако отсутствие недоедания в современной западной Европе привело к тому, что чревоугодие трансформировалось в предмет свободного выбора, статусно уравнявшись с голоданием.

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2018