Древность

Словарь Суккубов

Древность, (сущ. ж. р.) (мн. ч. древности), прил. древний; нем. Altertum - событийная канва давно минувших дней.

Палеоиндоевропейское языкознание имеет основания усматривать неразрывную связь русского слова "древность" с парадигмой dru, выражающей идею динамики, роста и течения. С этой точки зрения древность понимается как "течение [времени]", являющееся "течением прошлого" и "течением истекшего времени" постольку, поскольку само "течение" противостоит "стоянию" тем же образом, как навь яви. Истекшесть инкриминируется не исторической эпохе прошлого, а времени нативного сосуществования первых адептов в земле блаженных. Вероятность того, что ныне известное определение древности как "течения прошлого" является фиксацией рудимента более широкого представления о трансцендентном, метаисторическом континууме сакрального времени, достаточно высока.

Раскрываемая через парадигму dru близость древности, течения, дремы, дрожи, деревни, дороги и дерева вплотную подводит к фундаментальным постулатам учения Суккубов, среди которых ведущее место принадлежит неразрывному единству дремы и Хаоса в структуре прокреативной триады Хаос-Ктеис-Космос и трех субстанций: кеноса, кенеона и кеномы.

Я часть древней силы, находящейся у истоков начального течения. Я знаю сонный помысел туманов топей вечной Дельты.

Древность [dru] и новость [nav] формируют эссенциальную плаценту образующейся формы.

Древность представляет собой континуум, который не обусловлен возрастом.

В противность древности суккубического дискурса, когнитивная и чувственно-эмоциональная концепция ложной древности формируется на основе вымысла современным общественным договором, предоставляющим для усвоения и самостоятельного повторения совокупность виртуальных, фэнтезийных и недоказуемых фактов, данность которых неотъемлема от отрицания как личного, так и родового опыта в пользу абстрактного авторитета исторической науки.

Общепризнанным мотивом пропаганды древности становится оптатив аргументированного доказательства правомерности социоэкономических и исторических теорий, описывающих идею прогресса. Отрицание традиционного ухудшения находит свое обоснование в живописании абсурдных реалий предполагаемой древности.

Развитие идей ложной древности неотделимо от крайних форм пренебрежения опытом прошлого, в том числе опытом непосредственно предшествующих поколений, отрицание авторитета которых на данном этапе деградации мира сменяется полной деструкцией.

На самом деле чем может сегодня являться какое-то поколение? Оно - ничто перед авторитетом актуальной среды. Когда старшие заявляют, что в баснословных 60-х годах прошлого века уже был необычайно жаркий июль, в 70-х лесные пожары, а в 80-х однажды летом выпал снег, то это расценивается как жалкий сентиментальный лепет, а отнюдь не повод усомниться в авторитете пропагандистской машины изменения климата. Если старшие и сами не верят себе, то не резонно было бы ждать этого от молодых.

Необычная краткость и скоротечность жизни человеческого поколения находит свое отражение в удобстве усвоения фиктивной парадигмы древности. "То, что кажется древним, действительно не может им не быть." - Гласит догмат превалирования контринициатической чувственности над личным подвигом взвешенного познания. На этом основании к глубокой древности начинают относиться события, отстоящие от наших дней не более чем на десять веков.

В качестве ярчайших примеров древних народов обычно рассматривают древних исландцев и древних греков вкупе с их письменностью.

Древние исландцы представляют собой исторический конструкт, сформировавшийся в XIX столетии, когда дата его становления была отнесена к концу первого тысячелетия н. э. Обскурность образа исландцев находит свое обоснование в гармоничном синтезе виртуальности малого народа и абстрактности ареала обитания. Де факто сама географическая реальность Исландии относится к категории сказочных представлений, которые, однако, не следует путать с истинным мифологическим континуумом, нераздельно связанным с архаическим видением сакрального. Концепция сказочных древних исландцев обретает свое бытие в обособленной виртуальной среде, базовой характеристикой которой становится полная десакрализация.

В отличие от исландцев, концепция древних греков становится результатом не единовременного вброса, а систематического повторения абсурдных и фантастических домыслов, невероятность которых подчеркивается вполне европейской локализацией ареала обитания. Несмотря на то, что на сегодня не существует тех самых [в отличие от поливалентных археологических свидетельств] документальных доказательств существования древних греков и их культуры, обширный свод поддельных переписок и инсинуаций, датируемых концом первого тысячелетия н. э., занимает вполне прочное место аутентичных источников. Нелишне вспомнить и о том, что то, что ныне мы знаем под древнегреческим алфавитом, "окончательно сформировалось" в VIII столетии н. э.

К единому с древними исландцами историческому континууму принадлежат концепции так называемого древнего православия, не в последнюю очередь связанного с исландским мотивом посредством идей религиозного изоляционизма и ложного традиционализма, воплощенного в консервативных лжеучениях. Официальной эпохой древности в православии, так же как и в исландистике, считается конец первого тысячелетия н. э.

Современная историческая наука, основанная на поощрении наиболее ярко выраженных животных инстинктов и предубеждений, приходит к уверенности в правомерности отождествления ложной древности с началом цивилизационного процесса. В этом смысле любая эпоха, предшествующая ложной древности, является эпохой хаоса и абсолютного зла. (см. тж. жестокость).

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2018