Грудь

Словарь Суккубов

Грудь женская, определение сосцов, сисек Грудь, (сущ. ж. р.), груди (устоявшаяся фиксация мн. ч.), женская грудь, сосцы, перси [от ед. ч. персь, сосок ведущей груди; ср. Перстень], простореч. сиськи, дойки (от гл. доить; [санскр. duh, duhati (6), dohati (1), duhyati (4) доить; отсюда dughA; anaduhI, дойная телка; родственно duhitR]), возвыш. вымя - традиционное обозначение компонентов лактационного [см. тж. Молоко] аппарата, играющих, наряду с крупом, хвостом, бедрами, копытами, спецификацией талии, когтями, мимикой, рогами и сущностным благоуханием, ведущую роль в формировании гиноморфности. Груди традиционно считаются обеими экзальтированными смертопитательными башнями, которые населены демонами.

В суккубологии понятие женской груди как структурного компонента гиноморфности неразрывно связано с концептом молодой женщины, девушки хорошего сложения, грациозной осанки. [ср. Совершенное тело] Полиморфизм Суккубов в совокупности с посвящением адепта ложится в основу перцептивного субъективизма, тождественного абсолютному чувству меры в оценке гиноморфной атрибутики. Инициатический и телеологический инстинкт адепта позволяет говорить о такой трансформации материи физической и духовной, которая находится в прямом соответствии с формообразующей силой. Таким образом, гиноморфность Суккуба рассматривается как результат согласия праедестинаций, которым определяется ясность и точность видения, в зависимости от чего пламенному глазу мудрости является совершенная форма в том тумане, который остается неоформленным или безобразным для всякого, кто непричастен к блаженству основ Хаоса, Ктеиса и Космоса.

Обнаженная женская грудь является традиционным элементом как апотропейной, так и наступательной магии, в том числе суккубической и демонической агрессии.

Кто из вас не сталкивался на курорте с купающимися девицами, отважно рассекающими вибрирующей грудью штормовую волну вплоть до тех пор, пока та успешно не сорвет с них пикантный верх купального костюма? Девицы невинно поводили очами, взмахивали длинными ресницами, кокетливо не замечая "беспорядка" в собственном боевом облачении. Природное знание великой силы, заключенной в нагих сосцах, неотъемлемо от понятия перспективной спутницы. Подобно золотым волосам, обнаженная грудь приятного очертания является естественным сигналом, находящим ответ в сердце мужчины. Потому самки человека, лишенные перспективы в виду всеобщего сиротства, очень часто красят волосы в цвет пшеницы и формулируют задачу любой ценой "случайно" потерять лифчик - в волне ли океана или в струях ветра в период парашютного прыжка. Делать это их принуждает не какая-либо особая хитрость, а тем более не "дурное побуждение", но ген проворства, заложенный в первые дни творения...

В известной мере магическая функция женской груди транслируется и на элементы одежды - так же, как формообразовательная [йециратическая] интенция находит оформление в [ассиатическом] Космосе. Такие элементы одежды, как лифчик или бюстгальтер ["Держатель или Блюститель смертопитательных башен груди"], верх бикини, верхняя часть платья или сарафана целиком и полностью соответствуют представлениям адепта суккуболюбия о формальном субституте присутствия. Концепт прокреативного лифчика находит отражение на страницах суккубологического эпоса "Божественная Быстрота" в главе Мир одной вещи. "Он - само постоянство формы, гордыня стабильности", такую дефиницию получает лифчик в предании "Масло Абрамелина: 4. Язык Раффлезианок".

Определение бронелифчика в доспехах Функционально всякий предмет одежды, помимо того, что он является второй кожей, представляет амбивалентную структуру доспехов. Это обстоятельство нашло свое преломление в художественном видении, в частности, в современных жанрах "фэнтезийного фан-арта", "комикса" и "манги", уделяющих значительное внимание женской груди и форме украшающего ее бронелифчика.

Мистический магнетизм женской груди, неотъемлемый от милитаризации магии, служит основанием для концепции темы сисек, раскрытие которой вербально и эссенциально субституирует аспекты реализации демонического прорыва: эмоциональную силу; интригующую трансцендентность образа; обезоруживающую привлекательность.

Сформировавшееся к сегодняшнему дню резко отрицательное отношение религии к женской груди неразрывно связано с негативным настроем религиозной идеологии по отношению к натуральным, а по большому счету - к нативным моделям поведенческого кодекса, основанного на инициатических стандартах.

Вместе с тем, широкой популярностью в ряде религиозных систем пользуется виртуальный образ кормящей девственницы, девы с целомудренно прикрытыми, а следовательно обнаженными сосками, основанный на рудиментах коллективной обработки метафизического опыта и концепции перцептивного субъективизма. Настойчивость в том, что касается с одной стороны пропаганды безобразных одеяний дресс-кода, с другой возвеличивания образа молодой девственницы и ее обнаженной груди, по-мнению экспертов, ложится в основу специфических для православной и католической церквей традиций сексуальных злоупотреблений по отношению к несовершеннолетним участницам темной и отсталой народной массы.

Анатомически женская грудь представляет собой симметричную систему каплевидных тел средней упругости, каждое из которых венчается острым уплотнением, так наз. соском, имеющим повышенные температурные характеристики [ср. Теплота], на основании которых сформирован концепт жгучих или раскаленных сосков, в ряде случаев металлических или изготовленных из прочного материала минерального происхождения.

Пассионарная женская грудь Прикосновение адепта губами к добела раскаленной груди Суккуба становится структурным компонентом системы культовых мероприятий инициатического стандарта суккуболюбия, последовательность которых неотъемлема как от принятия в лоно благородной семьи, так и от регулярной реновации родовой и идеологической общности связанных симпатией праедестинаций. При этом раскаленное молоко или кровь Суккуба, впитывание которой поддерживается засчет сосательного рефлекса и непреодолимого напора, полностью заменяет ложную кровь человеческой природы.

Фиксируемая в преданиях точка зрения изначальной Традиции на женскую грудь находит свое отражение и в фольклорно-мифологических представлениях, которые апеллируют к так наз. двойной трансформации через унию, в ходе которой: 1) заинтригованный кандидат становится адептом, членом благородной семьи; 2) зловещая и зачастую безобразная демоница-убийца обретает выраженные гиноморфные черты, в полиморфическом процессе наполняя высохшую, а на поверку не желающую иметь дела с непосвященными грудь прокреативной силой, формирующей ладные и налитые сосцы.

Прокреативная субстанция, формирующая женскую грудь Суккубов, ложится в основу концепции молока, которым вскармливаются органические формы жизни. Эта представляющая нетварное семя субстанция становится нектаром истинного рождения, в ходе которого безымянные сироты обретают прошлое и будущее, равно как и настоящее, что происходит в случае знаменитых Ромулуса и Рема, которые были вскормлены пылающим молоком волчицы.

На основании общей для всех млекопитающих парности грудных сосков принято говорить о характерном планировании плодоношения (ср. тж. плодожорка). Так, для наделенной двумя сосцами самки антропоморфного существа, равно как и для самостоятельной гиноморфной сущности нормальным количеством приплода является от одной до (максимум) двух голов. Соответственно, для млекопитающего с 18-ю грудными сосками резонным минимумом считается девять голов приплода, а допустимым максимумом - 18.

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2017