Небесная Калькутта

Словарь Суккубов

Небесная Калькутта, или просто Калькутта (сущ. ж. р.) (мн. ч. Калькутты), прил. калькуттский, напр. калькуттская модница; - вечный город, город-прототип, в том числе прототип полиса, представляющий собой первую и последнюю реально существующую твердь.

"Я хочу умереть в Калькутте. Я видел чертоги богатых, в которых богатые дьяволицы, пригубляя богато украшенный рог, пьют нектар смертодеяния, а роскошные блудницы держат в когтях богатую табакерку, поднося ее к ноздрям головорезов. Калькуттские модницы глядят высокомерно, как горные козочки, а залетая в лавку масел, принцесса говорит: «Я достаточно богата для того, чтобы позволить себе не только покупать дешевые, очень дешевые и самые дешевые вещи, но и вовсе не делать никаких покупок.»"

Онтологическое богатство, свойственное Небесной Калькутте, ложится в основу имущественного разделения на богатых и еще более богатых, неравенство между которыми измеряется астрономической величиной. При этом считается, что наименее богатые из калькуттских сословий существенно превышают уровень благосостояния, достижимого в любом из миров творения.

Формируясь как первая отличная от кеномы твердь, Небесная Калькутта непосредственным образом заимствует качество небытия, подобно порогу, заимствующему качество стены и пола, к топологиям которых он принадлежит. Происхождение прототипа, в том числе города-прототипа и бытия-прототипа из гомогенной, неразличимой небытийной субстанции, по мнению экспертов, представляет собой примерную модель деградации совершенного богатства, которое присуще небытию. Трафик небытийного богатства, в зависимости от пропускной способности канала, занимает до его половины и не превышает двух третей, потому что третья часть, в соответствии с учением о девятиричности, считается зарезервированной, в том числе для особых гостей.

Небесная Калькутта является лицом Хаоса. Под куполами и шпилями города-прототипа находится Пустота. В домах Небесной Калькутты живут Абсолюты. В мастерских вечного города создаются украшения для владычиц кеномы.

Структурно Небесная Калькутта представляет собой диск, деление которого на сектора, "кварталы" или анклавы происходит за счет сочетания спиральной несущей линии с радиальными лучами, центром расхождения которых является Калигхат, считающийся храмом-прототипом. Пустота центрального строения Небесной Калькутты гомогенна с принципом власти. Топологию Калигхата разделяют и ратуши, представляющие структурный и смысловой центр композиции каждого анклава или сектора. Деление Небесной Калькутты на анклавы традиционно считается структурным компонентом парадигмы демонического апартеида.

Что касается дня и ночи в Калькутте, то полная эмуляция времен суток обеспечивается в каждом анклаве в точном соответствии с ожиданиями. И если бы кто захотел послушать, смыкая липкие объятия, звон цикад в тончайшем умиротворении июльской полночи, то следовало бы подозвать рикшу и договориться о том, чтобы в скором порядке прибыть в означенное место.

Видное место в суккубологической литературе отводится раффлезианскому кварталу Небесной Калькутты [ср. Раффлезия]. Не меньшей дурной славою пользуется анклав печально известных гармишских пастушек.

В этих анклавах Небесной Калькутты существует традиционное развлечение, разворачивающееся во время так называемого гармишского фестиваля. Обитательницы анклава пастушек в эти дни примеряют наряды блудниц и арендуют несколько тысяч смертных душ, которые исполняют функцию наживки, проезжающей по недостаточно хорошо освещенной центральной улице. При свете зловещих красных фонарей пастушки со всей присущей им грацией наклоняются к окнам повозок, чтобы использовать находящийся внутри материал по прямому назначению, то есть высосать его.

Небесная Калькутта наиболее полно описывается в суккубологическом эпосе Божественная Быстрота, в рассказе Галантерейщик-дауншифтер из Калькутты, в рассказе Буква энохианского алфавита, в рассказе Город вечных дымов, кроме того в Небесной Калькутте происходит действие нескольких глав третьей части трилогии XIII век - Прокреативная Сила. В предании Масло Абрамелина предпринимается экскурс в топографию и начала административного устройства Небесной Калькутты. Монография "Личная жизнь калькуттской модницы" вносит решающие штрихи в создание портрета типичной горожанки.

В Калькутте все спокойно. Над черной гладью реки в садах цветут раскидистые ракиты. Что это за сектор? Что за анклав приютил трепетных светлячков, сумеречное горение коих да черепа на ограде оттеняются массивами глубокой ночной зелени? Из тонущих павильонов доносится звон - это бездны обмениваются деликатными колкостями. Их не видно и можно лишь догадываться о том, сколь эффективно они пережевывают последние городские косточки.

Я стремлюсь вернуться в Калькутту и после каждого странствия встречаю очертания города, как грозовую дрему, тягучую и неизменную, напоевающую гортань путника миллиардами свежих благоуханий. "О боже мой, я совсем забыл, что такое настоящее великолепие..." - Твердит одинокий пешеход. Он двигался впереди и я нагнал его, чтобы расслышать эти слова и согласиться: память о великом нивелируется большим расстоянием, но если ты возвращаешься, то в изнеможении застываешь напротив балкона или же подле неприметного гидранта, находя его перекипающим через край. Подолгу взираешь ты на движение копыт калькуттской блудницы и вслушиваешься в свистящие да хлюпающие звуки уст ее, с коими она тянет пьянящий коктейль - тянет туда и тянет назад. Так что в чаше блуда и смертодеяния не убывает горячащего зелья, и роскошество вокруг неиссякаемо. Глядишь на проезжающего рикшу и с улыбкой покачиваешь головой, будто никогда не видел ничего подобного. Ладьи и дирижабли всех тварных миров - что пылинки, и не было в них никакого движения, не было никакой динамики. А затем пульс учащается и тебе кажется, что до сего момента не было деревьев, домов, крыш, печных труб и оград: все это появилось сейчас, ибо каждый камень из заложенных грезою примордиальных зодчих - это краеугольный камень-прототип, а любое строение сочетает в себе все богатство деталей, разлетевшихся по отдельным мирам. То, что очаровывает, это переполняющая все чувства полнота, налетающая плотным шквалом из тысячи измерений, открывающих свои двери в Калькутте.

Возвращение в Небесную Калькутту

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2018