Кнут

Словарь Суккубов

Кнут, (сущ. м. р.) (мн. ч. кнуты), тж. плеть, бич, хлыст, стрекало, нагайка, погоняло, прил. кнутовый, связанный с кнутом, делающий что-то кнутом [напр. щелкающий кнутом]; санскр. ājani, kashā, tādinī; англ. whip, knout; нем. Peitsche, Geißel - приспособление, имитирующее внешний вид и функционал хлесткого щупальца, стрекательного жгутика или хвоста.

Представляющий собой профессиональный пастуший инструмент кнут является, прежде всего, бесконтактным оружием ударного типа, действие которого неразрывно связано с резким и оглушительным щелчком, аудитивно [ср. Вибрация] маркирующим топологическую неравномерность, прерывание событийного континуума, разрыв в горизонте событий. Щелчок кнутом производится без контакта с поверхностями за счет преодоления кончиком звукового барьера.

Адепт Суккуболюбия может использовать кнут как атрибут в кводативных практиках и техниках имитации совершенных существ. Никогда не расставаясь с кнутом, адепт уподобляется Суккубу или Калькуттской Моднице, которая всегда носит свой хвост при себе. Тем самым адепт компенсирует отсутствие собственного хвоста и маркирует свое возвышенное, вынесенное за скобки тварной иерархии положение.

По мере того, как адепет достигает унии с субъектом культа, его тело трансформируется, обретая черты совершенного, наличие хвоста у которого имеет нативный характер. В таком случае необходимость в кнуте исчезает и тот становится украшением, которое в равной мере вертит адептом и находится у него в подчинении.

Отличительной особенностью пастушьего кнута, позволяющей обособить его от хлыста, нагайки и плети, является значительная длина гибкой части, которая может достигать 3-4 метров и делает возможной использование техники бесконтактного громкого щелчка. Отсутствие употребительной уменьшительной формы (в отличие от хлыстика, нагаечки и плеточки) указывает на то, что эта особенность является обязательным условием определения кнута. Учитывая обстоятельства, к его синонимам можно причислить бич, также не имеющий уменьшительной формы. Что касается стрекала, то оно относится к разновидности гибких прутьев, уменьшать которые было бы контрпродуктивно.

Существует ложное мнение, согласно которому, слово "бич" находится в родстве с санскр. pashu, что является ярким примером того, как бессмысленная, абсурдная этимология становится результатом подгонки данных к желаемому, показавшемуся кому-то резонным результату. На самом деле стоит усомниться в том, что говорившие на индоевропейских диалектах люди были настолько тупы и косноязычны, чтобы называть кнут словом "скот".

Суккубология объясняет, что слово "бич", как и нем. Peitsche, возводится к санскр. корню pish, обозначающему украшение и дизайн (в обоих смыслах - как процесс и как результат).

Плеть, являющаяся преимущественно бесконтактным орудием (ее этимология не указывает на то, что она должна считаться как контактным, так и, впрочем, вообще орудием), морфологически тождественна косе и может быть сплетена из стрекательных жгутиков или тонких щупалец. Хвост технически не может считаться плетью. В актуальном мире творения плети изготавливаются из волос или полосок кожи, содранной с умертвленных животных.

Контактная нагайка представляет собой укороченную, утяжеленную на конце плеть и является результатом дегуманизации моргенштерна.

Являющийся, в отличие от кнута и плети, контактным орудием хлыст, если он используется по так называемому прямому назначению, а не метафорически или в виде украшения, является случаем неоправданной жестокости по отношению к животным. Помимо хлыста и нагайки, к аналогичным случаям относится "погоняло" или "pashankusha" (санскр. "скотий крючок"), палка с крюком, вонзая который в ухо домашнего скота, жестокосердный человек принуждает того к послушанию. Все, чего при удачном стечении обстоятельств можно достичь насилием и жестокостью, достигается быстрее, проще и эффективнее посредством нахождения общего языка, шире - согласия.

На фоне множества общеупотребительных слов, указывающих на разновидности кнута, в современном русском языке для обозначения бюстгальтера есть всего два. Таким образом, можно было бы заключить, что кнут в русской культуре был, как минимум, в три раза насущнее, чем бюстгальтер в современной российской, однако, если бы мы пришли к такому выводу, то упустили бы одно важное обстоятельство, а именно, то, что формирование современного лексикона целиком и полностью подчинено требованиям церковной пропаганды, довлевшей над культурой на протяжении последнего тысячелетия. Все, что отражает современный новояз, это человеконенавистнические, клеветнические, циничные и ханжеские мотивы, самым непотребным образом заложенные в основу христианизации.

Популярное в христианской иконографии представление о кнуте как атрибуте демоноборчества идет рука об руку с концепцией так называемого экзорцизма, в процессе которого одержимый подвергается травматическому выводу за пределы сакрального пространства, в рамках которого он имел возможность прямой коммуникации с демонами. Практика экзорцизма, какой она известна в контринициатических религиях, представляет собой противоположность архаичным шаманским техникам и основана на изгнании человека в десакрализованное пространство, шире - на десакрализации.

Применение кнута в христианских техниках десакрализации родственно внезапному крику или выстрелу над ухом спящего.

В свою очередь, использование хлыста или плети в аутотравматических бесогонческих практиках основано на характерном для религии представлении о пользе контринициатических девиаций, в частности, не ведущих ни к какой цели, кроме укрепления рабского статуса, противодействий природе.

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2018