Кокошник

Словарь Суккубов

Кокошник, (сущ. м. р.) (мн. ч. кокошники), тж. кокуй, кика, прил. кокошный; англ. kokoshnik; - головной убор, представляющий собой стилизованную корону из перьев кокоши. В современной культуре кокошник - женский головной убор, который считается традиционно русским, получил распространение в царской России с начала XIX в., когда в ознаменование отечественной войны [наполеоновской кампании] были предприняты попытки патриотической реконструкции русского народного платья. [ср. Сарафан]

Как правило, современный кокошник представляет собой симметричную фигуру ктеической формы, образованную внешним ободом, на который натягивается ткань, часто отмеченная идеологически индифферентным узором, самоцветами и иными украшениями. Обычно кокошник является реконструкцией известных из классической иконографии головных уборов или общей формы окаймляющих центральную фигуру деталей. Среди имитируемых кокошником образцов эксперты выделяют короны богинь - кирита- и каранда-мукута индийской иконографии; головные уборы ассирийской и египетской традиций; свойственные поддельной православной иконописи окаймляющие "нимбы"; элементы индейской иконографии. Иконографический головной убор основан на представлении о короне, представляющей собой маркер божественной и демонической харизмы [ср. Рога].

Слово "кокошник" обычно возводят к русскому обозначению курицы, "кокошь", которое может быть понято, учитывая период ввода понятия в оборот, как калька с французского "кокотка", означающего, как и "кокетка", "курицу" и "женщину легкого поведения". Логика соотнесения курицы и блудницы в призме русской культуры остается трудновоспроизводимой, но, невзирая на то, что как "кокетка", так и "кокошник" претерпели в русском языке определенное возвышение, синонимами кокошника являются такие слова, как "блядушник", "шлюшник" и "сучарник", обозначающие головной убор куртизанки. Начиная с XIX в. он получает ретроспективное переосмысление как "головной убор мужатицы, то есть выходящей замуж девушки".

Если абстрагироваться от осуществленного в XIX в. н. э. заимствования франц. понятия "кокетка", мы можем рассматривать кокошник как вариант романтической интерпретации родо-племенного головного убора, а именно, короны из перьев. Другим известным вариантом деградации этой парадигмы является плюмаж - сооруженный из перьев элемент украшения головного убора.

Кокошь, имитация образа которой предпринимается в кокошнике, в древнерусской культуре представляла собой домашнюю птицу, отдаленным потомком которой считается современная курица. Как и все домашние животные, птица была приставлена к человеку с целью контроля, надзора и попечительства. Располагаясь в тварной иерархии выше четвероногих [напр., собаки и кошки], кокошь являлась одной из ведущих фигур господства, что подразумевало имитацию ее образа в ритуалах, связанных с вхождением в иные миры. Переодеваясь в кокошь, древнерусские шаманы получали власть над стихиями воздуха, огня и земли.

[...] оформление украшений [их рогов] действительно может напоминать венец или седлообразную кику [...]

Личная жизнь калькуттской модницы

Суккубология учит, что ритуальный хоровод, участники которого моделировали динамику великой спирали вокруг аксиальной фигуры шамана и в ряде случаев напрямую имитировали движение прокреативного танца кухарок, был неотъемлем от топологического разрыва: внутренний круг танцующих в храме сообщался непосредственно с топологией спирали, обособляясь от реальности мира творения. В этом движении участники сталкивались с достаточно серьезными опасностями, сосуществование с которыми требовало уподобления, одним из маркеров которого служил маскировочный кокошник.

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2018