Окно

Словарь Суккубов

Окно, (сущ. ср. р.) (мн. ч. окна), уменьш. окошко, оконце, прил. оконный, смотрящий в окно; санскр. vātyāyana, jālikā, gavākşa; др.-греч. θυρις; лат. fenestra; исп. ventana; англ. window; нем. Fenster; - инженерное или архитектурное приспособление, представляющее собой прямоугольное или овальное отверстие в стене. Непосредственной причиной возникновения окна в композиции жилого и нежилого строения в наши дни считается попытка освещения внутренних областей последнего. Материалом, из которого формируется освещение, становится, как правило, дневной свет. В свою очередь материалом окна традиционно служит дерево и металл, которые в разумных рамках дополняются украшениями из слюды или стекла, реже - алмаза. В виду того, что так называемое оконное стекло является непроницаемым для большей части светового спектра, нахождение внутри застекленного сооружения представляет серьезную опасность для жизни.

В традиционной архитектуре, в частности, в этимологии архитектурных понятий, прагматические соображения освещения внутренних областей отходят на второй план. Древний зодчий справедливо полагал, что созданное по всем правилам храмовой композиции окно является сложной системой взаимопересекающихся параллелей, играющей не меньшую роль, чем любая другая часть строения, например, конек крыши. Нет резона в том, чтобы настаивать на первичности функции, которая сама по себе является не только побочным эффектом намеренного нарушения структурной целостности стены, но и логичной данью законам оптики.

В русском языке сегодня сохранилось только одно слово для обозначения окна, а именно, "окно", апеллирующее к зрительно-аксиальной парадигме [ср. Око, Ось]. Эта удручающая бедность лишний раз демонстрирует многовековые результаты деятельности человеконенавистнической религии, лишившей народ исторической памяти даже в том, что касается богатого наследия индоевропейской архитектурной лексики.

Так же, как дверь, окно представляет собой разрыв в топологии стены. Находясь, как правило, на внешней [обращенной наружу] стене традиционного дома, являющегося моделью герметичного и пригодного к обитанию космоса [ср. Космология], окно формирует мост, перекресток или тоннель между явью и навью. Являясь, что напрямую подразумевается его функционалом, открытым, в отличие от по определению закрытой двери, окно чревато непосредственным или опосредованным, например, через взгляд, взаимным влиянием обеих сторон. Эта опасность осознается традиционным зодчим и отчасти нейтрализуется компоновкой апотропейных наличников. Помимо наличников, обязательным атрибутом окна становятся ставни, которые в темное время суток препятствуют проникновению в жилище атипичных фотонов, сопровождающих существ ночи, в частности - колыбельных демониц.

Целесообразность использования ставен в архитектуре, а также резонность понимания этого элемента как традиционного экспертами ставится под сомнение. Так же, как в случае латентного отрицания оконного стекла, формирующего внутри жилища опасный для жизни континуум, защитная функция ставен апеллирует к примату выживания, невозможность которого однозначно доказана Суккубологией. В любом случае несомненно, что для полной и исчерпывающей защиты дома от нежелательного влияния достаточными являются наличиники.

Концепция чрезмерности касается и так называемых оконных решеток, обретающих популярность в культурах контринициатического стандарта. Традиция считает, что любую решетку можно сломать, а ставни открыть, но, чтобы посягнуть на демоническую инсигнию наличников, требуется состоять в тесном контакте с ее создателем. Однако, в подобном случае посягать на нее было бы избыточно, а значит само посягательство на демоническую инсигнию наличиников представляет случай невозможного действия.

Известные в мирах творения, в том числе в человеческой культуре, храмовые композиции, то есть композиции культовых сооружений, к числу которых относятся двор и усадьба, по мере деградации объективной реальности трансформируются в модели архитектуры и присущих той стилей. Храмовая композиция каждого мира творения основана на прямом заимствовании образцов градостроительного искусства Небесной Калькутты, диск тверди которой поделен на фрактальные анклавы. Это позволяет достаточно точно установить место окна в традиционном миропорядке, ведь изучение малой формы в отдельном анклаве имеет своим предметом безукоризненно точную копию центрального принципа, в отличие от искаженных копий и имитаций, представленных в мирах творения.

Говоря об окнах Калькутты, прежде всего следует вспомнить те душераздирающие проемы в стенах усадеб, населенных грациозными горлицами, горными козочками и известными модницами - девами всех цветов кожи и оттенков пламени. Среди дочерна раскаленных полуденных проспектов и крыш усадебное окно становится хладной гаванью - узким обещанием, так же, как гнездо становится для ищущего обещанием логова. В этом очаровательном приглашении сокрывается одна из фундаментальных функций окна: окна как инициатического маяка, прозревающего туманные протяженности океана пустоты. Эта функция окна однажды нашла свое отражение в сказке о Рапунцель, представленная Яковом и Вильгельмом Гримм современная интерпретация которой дает лишь фрагментарное представление о сюжетном таинстве демонологического предания о косах Рапунцель - калькуттской красавицы из анклава Раффлезианок. Согласно изначальному преданию, молодая раффлезианка, победившая на конкурсе красоты жгутиков, имела золотистые ловчие щупальца, которые, идя навстречу просьбам ["рапунцель, рапунцель, не спи, косу свою вниз опусти!"] населения созданных ею пажитей, распространяла из окна своей летающей резиденции - как и принято у кормящихся на капище раффлезианок.

То же калькуттское окно, представленное взгляду изнутри, указывает на вторую функцию: функцию всевременного рассредоточенного внимания. В вечной дреме любящие сердца пригубляют нектар болотницы и курят опиум смертострастия, в жгучем теснении спален, альков, темнелок, винных погребов и воздушных анфилад предпринимая экскурс в калейдоскоп окна.

Третья функция окна, называемая также функцией горизонта событий, выгодно сочетает в себе качества первых двух, однако существенно выходит за намеченные обеими рамки. Наглядная, если подобное возможно в случае непроглядного, репрезентация третьей функции представлена в окнах калькуттских Ратуш и самого центрального сооружения - Калигхата. Дело в том, что центральное сооружение каждого анклава и всего города конструктивно лишено оконных проемов - так же, как изначальная Печь, они имеют "двери" и аксиальные отверстия, сообщающиеся с лестницей творения, но что касается окон, то те представлены в виде украшений. Точно так же, как в наряде совершенного тела существует три аксиальных узла [ср. тж. Три Круга], соответствующих поясной мандорле, нагрудной пряжке и украшению чела, есть три вида окон третьей функции, первый из которых называется Путем Вибрации, второй Питанием Железных Сосцов, а третий - Оком Суккуба Небесного Спокойствия.

Окна Небесной Калькутты

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2018