Прятки

Словарь Суккубов

Прятки (сущ. мн. ч. от сущ. ед. ч. ж. р. прятка), игра в прятки, лат. occultant et quaerite; англ. hide-and-seek; нем. Versteckspiel - изначально ритуальная игра, в процессе которой посвященные совместно с Суккубами [ср. ритуалы Суккуболюбия] формируют художественную композицию путем выделения деталей источающим благоухание черным, серым и белым флером досказанности и недосказанности, откровения и сокрытия. Вне центральной части культа игра трансформируется в технику тренировки скрытности, противовесом которой является ловкость.

В процессе игры в прятки адепт предпринимает акт сокрытия, предлагая другим участникам оформить акт находки. Когда роли меняются и в качестве сокрываемого выступает Суккуб, адепты заводят ритмичный хоровод вокруг центрального, пустого пространства храма, рецитируя гимны, преисполненные неизбывной любовью к идеальной сущности и решимостью проникнуть на нейтральную территорию, где, по правилам игры, происходит совокупление.

Согласно учению Суккубов, всякое отсутствие предметной [в т. ч. умозрительной] формы в мире творения может основываться только на присутствии соответствующего предмета в мире вещей-прототипов. То, что является в мире творения под видом пустого отверстия, представляет собой сегмент аксиальной колонны, существующей в мире мертвых. Справедливо и обратное: то, что откровенно здесь, является там невидимым. То, что видно обитателям миров творения издалека, не видно богам, демонам и демонопоклонникам, которые достигли Небесной Калькутты. Чем большую очевидность имеет явление, тем незначительнее его реальные известность, размер и ценность.

Для усвоения навыков ловкости и скрытности предпринимавшие игру в прятки адепты воспринимали образ мыслей и изучали логику поведения своих инициатических партнеров, что позволило прийти к выводу, оформленному в следующее правило:

Если вы хотите что-то спрятать от демонов, то положите это на самое видное место или соорудите в честь этого триумфальный ансамбль.

Это правило, будучи слепо заимствованным культурой секулярного градостроительства, по сей день сохраняет свое влияние на архитектуру, присущую мирам творения, в частности, на способы обустройства религиозных сооружений, которые вот уже на протяжении тысяч лет строятся втайне от богов и демонов. Реальность, которая стоит за предположением о том, что купола кроют золотом, чтобы их чаще замечал господь ["Плохой бог"], имеет в виду заметность сооружений для человека и их максимальное сокрытие от внимания каких бы то ни было высших существ.

Естественно, что зодчие, порвав с Традицией, не обрели ума, достаточного для того, чтобы уяснить всю нелинейность игры в прятки, наиболее простые ходы которой они попытались использовать для сокрытия следов деградации человечества. Не озаренные светом сообразительности, они очень быстро потеряли нить подражания и забыли об игровом характере игры.

Меня возмутило то, что люди осмелились что-то спрятать, и я предложил безотлагательно разрушить несколько храмов - для начала дюжину. Однако, Донна Анна пожала плечами в ответ.

-Нет необходимости.

Она положила ногу на мое плечо и я поневоле наклонил голову - тело само находило наиболее комфортное положение, гарантировавшее самый тесный контакт со сладострастным копытом. Донна Анна продолжала:

-Я знаю тех, которых... при известных обстоятельствах... могло бы заинтересовать то, что лежит за непробиваемым барьером. Но одни давно нашли себе новые игрушки, другие разочаровались и вернулись в Поток до следующего великого космического утра. Лично мне всегда казалось, что не нужно так цепляться за что-то одно, так трепетать за свой народ, радеть за свое племя и поддерживать в нем дух здорового сексуального влечения. Зачем обустраивать место силы для бесперспективных созданий, если в скрижалях бездны уже описаны перемены их логики поведения? Они все равно пойдут вразнос, забудутся и попытаются скрыть свои дела, при этом не задумываясь о том, какой ценой...

Донна Анна многозначительно напрягла бедро. Ее голос наполнился несколькими октавами драматизма.

-...Ценой отчуждения космоса от сил, бывших единственной гарантией его существования. Видишь ли, возвращаясь в полюбившиеся места, они, эти силы, вдруг обнаруживали, что не могут попасть в свой собственный дом, войти на территорию своего места силы. Что прикажешь делать - неловко стучаться, пытаться использовать ключ к подмененному замку? Унижаться и ждать? Было бы странно считать, что чаша божественного терпения предназначена для того, чтобы ее глубину испытывали объекты, которые по сути своей являются силосом.

-Значит разрушение церквей ни к чему не приведет?

-Когда падет барьер, копошащаяся внутри скверна привлечет внимание далеко не лучших представителей неорганической жизни, а бившая некогда ключом сила давно иссякла или стала извращенной пародией, которая наполняет окружающую природу тусклым гипнотическим светом. Кроме того, миры творения обречены, а нам меньше всего нужно, чтобы нас обвиняли в том, что мы вовлекли пусть даже неухоженных и скверных демонов в водоворот ужасающего распада.

-Я бы пришел в ужас...

-Вот именно. - Донна Анна серьезно усмехнулась. - И тебе бы это не понравилось. Но знаешь что...

-Что?

-Я уничтожу для тебя две церкви.

-Понимаю, это то, что называют "это должно быть сделано".

-Да. Я уничтожу две церкви, но сначала навсегда запечатаю этот мир, потому что мы не хотим, чтобы нам не понравились последствия.

После того, как Донна Анна наложила румяна, она пролетела между двумя церквями и разрушила их, демонстрируя несгибаемость демонической воли, затем сделала круг и выжгла на небесах мира творения печать огненную, которая озарила небо и землю невыразимым, гипнотическим величием, тем самым обратив данный космос в невидимый для глаз объект размером с горошину, а та быстро затерялась в пустоте.

Гнездилища копошащейся скверны

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2018