Сладострастие

Словарь Суккубов

Сладострастие, сущ. ср. р. (мн. ч. сладострастия), тж. сластолюбие, прил. сладострастный [напр. сладострастное бедро, сладострастный круп], сластолюбивый; санскр. rati, rata, surata, pramud, abhinanda, madhurapramada, svādvannapramoda; лат. cupiditas, voluptas, luxuria; англ. voluptuousness; нем. Wollust, Begierde - стремление к получению сладостей [ср. Блаженство], склонность к лакомству, в том числе принимающая эмоциональные формы, которые зависят от коммуникативного дресс-кода. Принадлежность сладострастия к категории греха сегодня может быть полностью исключена.

Немецкое слово "Wollust", являющееся формой от грамматически верного до XIX в. н. э. "Wohllust", основано на двух архаичных парадигмах: 1) "Wohl" или "благо", вплотную смыкающееся с "Wille" [оба понятия возводятся к древнейшей парадигме VA, лежащей в основе многочисленных вариантов развития индоевропейской воли и блага] и отражающее представление о возможном [ср. Невозможное] как аспекте желаемого; 2) "Lust" или "страстное желание", состоящее в непосредственном родстве с лат. lux [ср. лат. lustrum, нем. Lustgarten].

Принято считать, что сладострастие принадлежит к числу моделей эффективного действия и в этом ракурсе вплотную смыкается с магнетизмом суккубической магии. Существенного повышения эффективности суккубоугодное действие достигает засчет взвешенного сочетания сладострастия и целомудрия.

Свое визуальное выражение сладострастие обретает в картине разметавшейся демонической дамы, равно как и охотящегося гиноморфа-убийцы, способного в течение бесконечно долгого срока выслеживать добычу. Ожидание становится обратным признаком желания, вовлекая формы нави и яви в образование сладострастного облачения, равно как и течения, гомогенного с дрёмой. При этом эксперты подчеркивают неизменность демонстрации сладости, которая предполагается формою или представляется как возможное удовлетворение [ср. Сахарные уста, формирующие пространство коммуникации с нектаром].

Донна Анна подобрала юбку, чтобы показать сладострастные копыта, которые в следующую минуту погрузились в болотную воду. Студеная вода расступилась, но под нею была все та же чернильная застылая непроглядность. И в этот миг блеснула чешуя водяной змеи; неизвестно, что двигалось молниеноснее - может быть, рука Донны Анны, но в следующее мгновение толстая змея извивалась в когтях, яростно раскрывая челюсти, которые вплотную приближались к устам охотницы. Кончик языка Донны Анны описал полукруг и поймал несколько сладких капель, затем решительно вошел в змею, стал проникать в горло. В маленьких злых глазах животного читался ужас.

Одоративно сладострастие может обозначаться сладострастным ароматом [ср. Сущностное благоухание], который в таком случае определяется как обратный эквивалент желания. Технически при этом сладострастие, имеющее положительный знак, входит в соприкосновение с негативным желанием, тем самым обеспечивая привлечение сладости. Неразрывная связь благоухания и текучести со сладострастием подтверждается преданиями, в которых упоминается "Сладострастка и лакомка" [см. Масло Абрамелина] - чудодейственный подарочный набор из лавок Небесной Калькутты.

Причастие к сладострастию, которое свойственно иерархически высшей форме экзистенции, в ряде случаев становится возможным за счет ассимиляции, как это происходит в случае кормящейся раффлезианки.

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2018