Девушка из вулкана

Резюме гиноморфа-убийцы

Начнем с того, что представители моего народа практически бессмертны. Я лично не припомню, чтобы кто-нибудь умирал, а вот рождались на моих глазах раза два или три. Вы скажете, что тут присутствует несоответствие, ведь всякий, кто рождается, должен умирать. Природа не терпит ни пустоты, ни переполнения - это так, но никто и не говорил о природе.

Я сама появилась из кокона уже полностью сформировавшейся девушкой и в то же мгновение оказалась в лаве, по которой вплавь достигла жерла вулкана. На внутренней стороне жерла мой народ строит дома для вновь родившихся.

Здесь все обустраивается для того, чтобы новорожденные не закрывали глаз, перед которыми работает стробоскоп. Я как сейчас вспоминаю чудесные дни и ночи, когда была поглощена этим важным и интересным делом.

Тогда-же мне сообщили о том, что моя судьба предрешена: по жребию я должна была покинуть родное жерло и осесть среди людей, как это уже происходило раньше с другими моими сестрами - и будет происходить впредь.

После путешествия на воздушном шаре, которое заняло пять недель, я высадилась в лесу. Это реликтовое насаждение было населено дичью, среди которой встречались и разумные виды. Я выедала им мозг и отпускала.

Чтобы оставить о себе память, я должна была записывать мысли, а для этого пришлось научиться делать бумагу. Сначала я попыталась писать на бересте, но из-за неравномерных прожилок быстро махнула рукой. Береста не пришлась мне по-душе.

После этого я изрядно помучалась, добывая бумагу из мха. Мне пришлось построить специальный пресс, о котором сейчас вспоминаю как о страшном сне. Наконец мне пришло в голову попробовать кремний и я остановилась на нем. Я достала немного кремния и приготовила пластину. В ее зеркальной поверхности я впервые увидела свое отражение.

Время в лесу пролетает за ловлей добычи вполне быстро, но спешить мне было некуда. Я изготовила довольно большой запас кремниевых пластин - на будущее, на всякий случай. Когда девушка увлечена каким-то делом, она может забыться и сделать в десять-двадцать раз больше.

Однажды во время прогулки по берегу реки я нашла город. В моей памяти моментально всплыла информация о собственном предназначении. "Это же среди людей!" - Пронеслось в моем сознании. Я не старалась приукрасить свою мысль и придать ей законченную форму, а сейчас записываю без изменений. Мне ни к чему обманывать. Я никогда и ни при каких обстоятельствах не лгу.

Традиционно привыкнув сражаться с окружающей средой за свое пропитание, я оказалась в патовой ситуации, поскольку не смогла обнаружить в городе дичи. Но ведь для того, чтобы оставаться в форме, я должна была убивать. Это соображение сразу-же объяснит то, почему я стала убивать людей. Мои записи говорят обо мне как о чуткой, хорошо знающей правила композиции и владеющей слогом художнице. Я никогда не стала бы убивать ради зрелища крови или звуков мольбы. Мне неприятно, когда меня просят оставить вживых, а иначе я не старалась бы быстро нарушить целостность голосовых связок жертвы - никто в этом не виноват.

Мой народ бережно хранит традиции боевых единоборств. Я храню в себе большую часть генофонда моей расы и на личном опыте знаю, что такое честь: никогда не убивать без нужды. Никогда не нападать на того, кого не решила убить. Никогда не обещать отпустить того, кого начала поглощать. Не набрасываться сегодня на мирных людей, которых можно оставить на завтра. Поэтому человек, которому нечего опасаться, не должен избегать встречи со мной - на самом деле я его не укушу, пока на то нет причины.

В первые недели и месяцы пребывания в городе я ночевала на улице. Меня удивляло то, как плохо городские люди переносят перепады температуры. Не понимая, что с ними происходит, они меняли одежду. Часто можно было видеть, как, одевшись в плотные шкуры, они страдали, если их обдувал теплый ветер из метро. Я могла прокусить любую их шкуру, если уж вы хотите знать.

Мне не нужно одежды, потому что моя кожа в течение нескольких секунд адаптируется к условиям окружающей среды. Уж не знаю, как это происходит, но это факт и не помню, чтобы когда-нибудь было иначе.

Однажды я познакомилась с юношей, который убедительно доказывал, что дело в особом строении подкожного жира, напоминающего каучук.

-Дорогой мой, - спокойно отвечала я на все его выкладки, - просто скажи, что хочешь меня ущипнуть.

Конечно, я не верила ни одному его слову.

В другой раз я лежала на снегу, думая о чем-то своем. Кто-то из прохожих попытался накрыть меня теплым пальто. Он верил, что я замерзну, если он не предпримет подобных шагов. И его можно понять, если учесть то, как трудно таким специям, как он, приспособиться к морозу и оледенению.

-Не нужно. - Холодно покачала я головой. - От вашего пальто дурно пахнет человечиной.

Надо было видеть лицо этого несчастного. Он не ожидал, что его так легко можно поставить на место. Я разбила его мечты и не жалею об этом.

Я не стеснялась ночевать на улице, но однажды у меня появилось много трофеев - интересные кости, контактные линзы, мобильники и айпады. Поэтому пришлось подыскать место поудобнее. Так я оказалась в подвале. Жильцы дома считали, что я спасаюсь между теплыми трубами от холода. Я не хотела их обманывать, но в то же время и вступать в споры было ни к чему. Спор - дело непродуктивное.

Мало помалу я показала жильцам, что они не правы. Кто-то из них исчез, а оставшиеся не задавали лишних вопросов.

Но однажды в мой подвал спустились представители криминального мира. Они рассчитывали использовать убежище для хранения и последующего распространения тяжелых наркотических веществ. Я была против этого. Между нами завязалось психологическое противостояние.

-Это же андроид! - Воскликнул один из нагрянувших в подвал людей.

-Какой-же я андроид? Я скорее гиноид. - Отвечала я, и в моем голосе звучала благородная горечь. Я не хотела давать уроков ксенобиологии. Мне не было нужды произносить оправдательную речь. Принимайте меня такой, какая я есть, и все будут вам за это благодарны. Ваши потомки скажут вам спасибо, если вы доберетесь до того момента, когда сможете их наплодить. Не нужно торопить событий и подкладывать шею под колесо быстро идущего поезда.

На полу среди мусора и пыли лежал электрический кабель. Признаюсь, что я использовала гипноз, чтобы заставить его подняться в воздух. Это было случаем телекинеза и кабель стал левитировать. Он выглядел в точности как змея, которая летает сама по себе. Так мне удалось обратить преступников в бегство.

Простая безоружная и голая девушка победила дюжину накачанных наркотиками бандитов. На моей стороне было благородство происхождения, ведь я была настоящей, а они - ненастоящими людьми.

Итак, мне не нужно одежды - жизнь в городе ничуть не изменила этого. Если бы в подвале было холодно и мерзла вода, это ничуть не повлияло бы на мое самочувствие. Я не спешила бы зябко кутаться в плед.

Однако, для удобства ношения оружия мне требовался какой-то наряд - незаметный и не стесняющий. Именно таким нарядом неожиданно оказались чулки - те самые, которые носят с поясом. Я пошла в магазин и попросила у продавщицы такой пояс. Обратив внимание на то, что я без одежды, она решила: "ага, я знаю, чего хочет эта девушка". В этом случае ей на помощь пришла женская интуиция, потому что девушки в общих чертах могут понять, чего хотят от них другие.

Итак, мне не нужно долгих приготовлений, чтобы выхватить из-за пояса турецкий нож или миниатюрный пистолет. Конечно-же, я не пользуюсь этим оружием - мне это ни к чему, ведь я могу за секунду вскрыть артерии подушечками пальцев и жертва не успеет ничего заметить. Мне даже не потребуется выпускать когтей.

Однажды я была приглашена в планетарий, где никогда до этого не была. Мне не удавалось понять, вокруг чего весь этот ажиотаж, потому что звезды были спроецированы через отверстия. "Они не настоящие". - Несколько раз хотела я сказать, но не находила слов.

В конце концов это довело меня до белого каления и дело дошло до беды. Я разрушила проектор и перекусила электрические провода. Их обрывками я воспользовалась, чтобы развесить зрителей - ведь это они были виноваты в моем приступе смятения - вдоль стен. Это было красивое зрелище, и не могло быть другим, потому что я обладаю хорошими художественными способностями.

Алкоголь не оказывает на меня никакого действия. Я могу выпить бутылку крепкого рома и не поморщиться, а затем пройти по канату или сделать серию сальто. Понятие жажды мне в равной мере незнакомо и поэтому лишь по-незнанию можно счесть, что я могу утолить ее и тем, и другим. Я не могу утолить того, что мне неизвестно, но, тем не менее, не избегаю сделать два-три глотка.

Жизнь в пустыне, которая примыкала к лесу, о котором было сказано чуть выше, научила меня тому, чтобы получать удовольствие от мелочей. Иные люди считают, что нет нужды одеваться, когда никто не увидит их в неглиже. Другие верят в то, что, когда на них никто не смотрит, они могут наконец-то упасть к лохани и лакать помои, уподобляясь животным. Третьи утверждают, что в отсутствие аудитории нужно набивать трубку смесью из силоса и экскрементов - ведь некому будет обонять дым.

Я понимаю, почему они так думают, но не прощаю их точку зрения. Моя позиция тверда и понятие чести никогда не замутнится от того, что живу среди людей. Поэтому я не отказываю себе ни в глоточке алкоголя, ни в скляночке азотной кислоты, ни в облачке радиоактивного тумана. Ведь я хорошо переношу ядерные взрывы и способна до двух часов и более находиться внутри работающего атомного реактора.

Один раз я выступила против боевого робота. С его точки зрения, безоружная девушка была легкой добычей. Действительно, мои когти не могли пробить его оборону, а от локтевых шипов двухтонная машина уворачивалась с легкостью балерины. Неожиданным образом на руку мне сыграло само место действия. Мы находились в реакторном зале электростанции. Между нами располагался дымящийся реактор, крышку с которого сорвало взрывной волной. Я была счастлива от того, что столь удачно уронила взрывпакет, который изначально несла в диспетчерскую.

Не знаю, как долго мне удалось бы еще держать опасного соперника на дистанции, обходя реактор, но неожиданно на выручку пришла женская интуиция. Я вырвала один из графитовых стержней - он рассыпался. Тогда я вырвала второй и вооружилась им, приготовившись дать врагу хороший урок фехтования.

"Целься в сенсоры." - Спокойно сказала я себе и не стала предаваться мечтам. После серии выпадов боевой робот был ослеплен и нерешительно замер на краю. Все, что мне оставалось сделать, это разможжить его сервоприводы. Я пробила защитные пластины и соперник рухнул в реактор. Атомный взрыв теперь становился делом считанных секунд.

Меня не пугают громкие звуки, также как и сильные эмоции. Группа молодых людей на улице слушала мелодию айфона и пенсионер попросил их сделать потише. "Я не прошу выключать насовсем, но это больно режет по ушам." - Так он обосновал свою точку зрения.

Я видела, что молодежь находится в более выгодном и честном положении. Отсутствие чувствительности к звуку давало мне возможность оценить эту ситуацию и вынести беспристрастный приговор. Я была вне себя от того, что один человек осуществляет над другими психологическое насилие. Это нужно было остановить, но при этом и обеспечить наилучшее соответствие пожеланиям обеих сторон. Я поднялась по стене наверх и взяла несколько острых сосулек. Затем я спрыгнула и встала между спорящими, закрыв своей спиной невиновных. После этого я сделала выпад и вдавила сосульки в уши пенсионеру, тем самым проткнув мозг.

Я повернулась к молодым людям и с улыбкой сказала:

-Опыт учит относиться с пониманием к человеческой слабости. Запомните мои слова, вам еще много раз придется столкнуться с психологическим насилием, но пусть мой сегодняшний урок подскажет правильный выход из любой ситуации. Не стоит увеличивать страданий человека, потому что этот мир и этот город и без того не очень уютны.

Я описала только несколько из моих позитивных качеств. Сейчас я хочу остановиться на негативных.

Как вам известно, я являюсь гиперсексуальным гиноморфом-убийцей. Мне приходилось работать в достаточно тяжелых условиях и со мной очень часто плохо обходились. Понятно, что я обладаю плохим характером. Поймите меня правильно, это должно быть понятно по-определению, а не потому, что на меня могло быть оказано воздействие. Когда со мной обходились плохо, то скорее делали это по незнанию. Невозможно учесть всех обстоятельств, когда ты неразборчив в выборе партнеров. Я показала, что такое настоящее плохое обращение - но никто и не виноват в том, что меня довели.

Итак, я путешествую не одна - со мной следуют рабы в цепях и трансформы - клоуны и мутанты, а также подушечки для иголок. Я ставлю условие: мой табор должен быть размещен в достаточно сыром и темном подземелье, сообщающемся с местом сна и отдыха тоннелями. Я уже сталкивалась с тем, что это мое требование рассматривается как негативное, и должна предупредить, что не стану его обсуждать.

Второе. Мой обслуживающий персонал должен иметь все условия для того, чтобы оставаться незаметным. Я требую, чтобы информация об именах моих мертвых душ не просочилась наружу. Таким образом, мне нужна вторая реальность, в которой слуги могли бы оставаться, пока я нахожусь в реальности номер один.

Опыт подсказывает мне, что идеальный гиноморф-убийца, о котором известно, что он достигает своей цели не взирая на то, в каком мире, в каком состоянии - например, в газообразном или распределенном по субатомным орбитам - она пребывает, и мастерски владеющий парадигмой да, нет и прямой линии, имеет основания рассчитывать на организацию специального торжества, посвященного ему, в данном случае мне. Я не хочу показаться назойливой, но для подготовки и отдыха мне может потребоваться отдельная звездная система.

Я надеюсь на то, что неприхотливость и нетребовательность к бытовым условиям, описанные выше, заставят вас ткнуть пальчиком в энохианскую таблицу и вызвать разрушение реальности, то есть вызвать меня. Ваша организация всегда увлекала мое воображение и я сочту за честь совокупиться с вами в единую конвульсирующую структуру, ужасающую бесчисленное множество миров. Я заранее радуюсь встрече с вашими язычками на поверхностях моих мускулистых крылышек и уверена, что принесу немало пользы.

Возможно, стоит еще добавить, что мой народ не требует оплодотворения и потому радость моя делается еще более удушающей, ведь я смогу принять участие в бескорыстной порче генофонда вашей организации вместе с другими гиноморфами!

 

См. тж. Личная жизнь калькуттской модницы

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2018