Ктеис для Хирин

Ктеис для ХиринПосле того, как я пообещал раскрыть тайну ее вагины, Хирин не отставала от меня ни на шаг и в течение всей трапезы несколько раз возвращалась к этому вопросу, заводя речь с тем выражением любопытствующей, внимательной и настойчивой невинности, с каким собака присматривается к хозяину, если полагает, что тот запамятовал бросить ей кость.

Но была она отнюдь не собакой, а дело с ее вагиной открывало перспективу весьма туманную, с какой было затруднительно разобраться за пиршественным столом. Донна Анна, которая выпила не меньше бочонка крепкого вина, объяснила, что в долине мертвых, которая находится в часе пути от нашего дома, существует деревня-призрак, со всех сторон сокрытая плотным лесом. Это место на языке местного населения носит имя La Puerta.

Тесно прижавшись к Хирин, я потчевал ту вином из рога, в результате чего и сам охмелел, а потому меня подмывало спросить, откуда в междугориях нашей земли взялось испанское население. Тем не менее, я промолчал, уповая на то, что Донна Анна постепенно подойдет к развязке этой волнительной интриги. Так и произошло.

-Чтобы достичь упомянутого места, нам придется покинуть этот мир и предпринять путешествие через мрачные земли, где томятся несчастные, что ожидают своей очереди в общей череде круговорота мертвой материи. Ах, простите, я совсем забыла сказать, зачем же все это нужно. Дело в том, что наша гостья сможет заполучить полноценную вагину только в случае, если мы проведем ее через La Puerta. Так поступают все местные жители и чудодейственные свойства места еще ни разу не разочаровали их. Поскольку Хирин является оболочкой, идеально соответствующей условиям мира органических существ, то было бы неразумно избегать проверенных путей.

-Это же самоочевидно. - Я согласно кивнул и покосился на Хирин, которая, с непосредственностью ребенка выпятив губы, шумно всасывала из рога пьяняющую микстуру. По подбородку у ангелицы стекали розовые струйки.

-Летим прямо сейчас! - Воскликнула Донна Анна и, покачиваясь, поднялась, затем резко расправила крылья. Ее бронзовая кожа блестела, статная фигура излучала решимость, глаза гневно сверкали. Она развернулась и, разминая крылья, сбросила на пол массивную энохианскую пудреницу с каминной полки, затем сделала несколько грациозных шагов, совмещая в своей динамике слепую силу с грацией горной козочки, балансирующей высоко над бездною в безвидном небе на перилах хрустального моста.

К зрелищу неприкаянных душ на самом деле нелегко привыкнуть, но не потому, что в страданиях их и в их движении есть какой-то особенный драматизм, а потому, что общая картина сродни тому тлеющему костру, на который ты можешь без скуки глазеть на протяжение целой ночи. Сейчас Донна Анна летела впереди, мы с Хирин двигались вслед, а Донна Мариам замыкала кавалькаду, вокруг которой периодически проносились души. Без должного опыта было трудно отличить неупокоенных от спящих, которые, излившись из мест почивания, принимали ту специфическую мертвенную форму лиловых огоньков, видимых только в ультрафиолетовом диапазоне - именно в нем они находили свое наибольшее удаление от основ космической ткани, от инфракрасной субстанции, сквозь дрожащие субгравитоны которой мертвое существо может найти выход в другие миры.

Вы делаете шаг и не замечаете, что, возможно, умерли три минуты тому назад. Вашему взору открывается реальность, не предоставляющая возможности уловить в ней то неуловимое изменение, которое должно было ознаменовать столь, как можно подумать, чудовищное, противоестественное и из ряда вон выходящее, но в действительности более чем естественное событие. Где-то в другом мире вы оставили за собой труп, но прав всегда тот, кто выжил. Погружаясь в сон, вы ощущали сердечные перебои, а не проснулись и умерли далеко не здесь. Возможно, что вам просто повезло - как везло уже бесчетное количество раз и повезет еще столько же. Но не кажется ли вам странным, что все это происходит именно с вами - именно вы остаетесь в живых, а "тот", "другой" "доппельгенгер" превращается в труп, в вереницу трупов, достаточную, чтобы выложить из них сердечко, которое было бы видно с луны? Стоит задуматься о том, насколько в этой цепи счастливых случаев повинен не случай, а закономерность.

Из хищного свечения вынырнула костлявая кисть. Пальцы схватили меня за рукав и напряглись, вытягивая за собой очертания получеловеческой фигуры. Ее глаза тускло мерцали, давая прочитать в скользких пятнах, покрывавших зрачки, неугасающую надежду.

-Приятель, что с тобой приключилось? - Я поднял брови, положив ладонь поверх сухих пальцев. - Ты ищешь свой дом, но власть над материей ускользает от тебя? Ты обратился ко мне, потому что положение безвыходно. И ты в чем-то прав - я действительно пророк, но все-же те, которые идут за мной, обладают большей силой, которой с лихвой хватит на то, чтобы решить твою проблему. Однако, как бы ни хотелось счесть невнимание несправедливым, они не будут этим заниматься. Теперь я бы хотел двигаться дальше, а тебя пусть несет ветер.

С этими словами я деликатно стряхнул с рукава неприкаянную душу, которая тотчас забыла об этой встрече и нырнула в какой-то милый водоворот, напоминавший цветок лесного колокольчика.

Местное население, как и прогнозировала Донна Анна, увлекалось тем, что проводило через деревню-призрак не только девственниц, но и всякого рода деревянных, а то и каменных идолов, которые затем сами становились предметами почитания. Очевидно, что подобные обычаи были предопределены извечной склонностью аборигенов к праздному времяпровождению, к лени, ведь путь в La Puerta был труден и сопряжен с многочисленными испытаниями, а если функцию благотворных врат удается перенести поближе к месту массового расселения жителей, то обряд ставится на поток.

У меня на глазах группа темнокожих мужчин спаривалась с одним из этих идолов, который, судя по всему, ничего не имел против такой популярности.

Как мне поначалу показалось, именно благодаря широкой популярности, La Puerta имела особую протяженность, располагаясь близ метапространственной оси, направление помыслов на которую было сродни вереницам паломников, вытаптывающих тропы, которые с неизменностью приводят в окрестности забытой деревни. Сама же деревня, манифестируясь во множестве этих миров, сохраняла особенный свой колорит, подвергаясь лишь незначительному видоизменению для соответствия естественным экзистенциальным условиям. Такое изменение было неизбежным, потому что статус деревни определяется набором характерных атрибутов. В мире, где принято строить дома из органической материи или из мяса, деревня должна гнить, чтобы непрерывно верифицировать свое существование.

Я догадывался о том, что великолепные технические характеристики места были неотъемлемы от его связи с суккубическими тоннелям, одним из которых оно, может быть, и являлось. Но объяснение Донны Анны заставило меня устыдиться поспешных выводов, которые меркли перед реальностью так, как язычок свечи померк бы в сиянии величия существа, восходящего из глубин преисподней.

Она рассказала о том, как создавался узел сил, известный ныне как La Puerta, но за декорацией деревни-метаморфа скрывающий могучий водоворот со-бытия, врата, которые навсегда согласованы со спиралью-прототипом Небесной Калькутты. Когда не было никаких миров, как не было и спирального моста творения, безраздельные сознательные энергии той силы восходили от черных потоков примордиальной реки, разделяющей безвидность Хаоса. У каждой из сестер Донны Анны были свои скрижали бездны, ибо каждый Суккуб - это Абсолют. Донна Анна и Донна Мариам - это, таким образом, два Абсолюта. Донна Мариам извлекла прототип спирали из своей сокровищницы и создала багряную реку, повторяющую принцип примордиального течения. Сила багряной реки дала начало вечному водовороту. Донна Анна, в свою очередь, поступила по-другому, распустив красную юбку и создав так называемый спиральный остов, внутри которого пустота обратилась прокреативным огнем. Другие Суккубы поступали столь-же своевольно, находя бесчисленное множество решений, некоторые из которых требовали усидчивости, другие базировались на задействовании тысяч измерений, третьи с хирургической точностью трансформировали субгравитон за субгравитоном. Находились среди Суккубов и сторонницы группового взаимодействия, они смешивали и размешивали Хаос, сообщая ему свои мысли. Так или иначе, у единого принципа было столько же вариантов бытийного претворения, сколько в конечном счете и было создано уникальных зданий, поддерживающих бриатические прототипы.

-Что касается этого слова, La Puerta, - с улыбкой на сладострастных устах объявила Донна Анна, - то оно означает на вашем языке "круговорот", называть который "спиралью" - это дурной тон, становящийся данью устоявшимся, но устоявшимся не на твердой основе лингвистическим традициям. Как считали ваши древние индоевропейцы, ходившие передо мной ну в точности, как примитивные народы, идеальная фигура вращения, что находилась над их головами в достаточно наглядной солнечной репрезентации, являла собой горизонт событий, переход через который - а значит и переход в иную онтологическую размерность - гарантирован самим принципом. Этот принцип был зафиксирован в священных письменах, означающих "спираль", "врата" и "порог", к парадигме которых, как несложно заметить, относится и "la puerta"*.

-После того, - продолжила она, сделав секундную паузу, - как мы с Донной Мариам стали понемногу смещать земную ось, фигура вращения переместилась с небес на землю, где ей отныне было куда безопаснее. Этим объясняется, в частности, трансформация концепции полярного небесного ктеиса в доктрину лона земли. Человеку с его косным мышлением проще дать объяснение аномальной зоне, находящейся глубоко в лесу, в сокрытии от постоянного лицезрения, что было бы недостижимо, если бы эти врата по-прежнему оставались в небе, но при этом не сохраняли центрального положения.

-Но нельзя ли было провести корректировку или калибровать фигуру вращения? - Попытался я уточнить, но Донна Анна поджала губы и помотала головой.

-Нет, нельзя. - Давая понять, что ни она сама, ни Донна Мариам не хотели этим заниматься.

После исчерпывающего объяснения ситуация представала столь-же кристально ясной, как скрижали энохианской каббалы с книгами звезд и судеб. Мне оставалось только покачать головой и с воодушевлением заключить Хирин в объятия, объясняя той условными знаками на языке тела великолепные перспективы гарантированного решения проблемы.

 

См. далее Масло Абрамелина

кроме того, см. La Puerta - в истории, опубликованной на сайте Заговора Кобыл, освещается история ямщика, который взялся доставить таинственную пассажирку по указанному ею в ходе путешествия адресу.

 

 

Примечание о спирали

Солярный характер спирали, на который указывается в статье о повороте оси вращения и смещении полюса на 90 градусов, весьма характерно отражен в одном из ее современных наименований как helix.

В языке индоевропейцев спираль (санскр. avarta) традиционно обозначается как фигура вращения, что позволяет говорить об использовании в древнерусском языке слова "ворот" (ср. "водоворот"), двойным числом которого являются, как известно, "ворота", или "оборот", который более соответствует долгой "а" в санскр. avarta, поскольку долгое "а" тождественно русскому "о".

В свою очередь слово "порт" не только означает "врата (в навь)", но и фактически является вариантом этой-же парадигмы, так же, как и слово puerta (врата).

Учитывая тождество спирали и порта, следует обратить внимание на другую парадигму для обозначения двери, которая самоочевидно не является вратами и в неизменном виде сохраняется ныне во всех индоевропейских языках, начиная с санскрита и фарси, заканчивая немецким и английским, впрочем, успевая сойти на нет в испанском. Парадигма dvar выражает принцип разделения.

Это позволяет говорить о вратах как выражении динамики перехода, и о двери как статичном состоянии.

Поворот оси вращения или поворот относительно оси вращения на 90 градусов становится определяющим фактором в прояснении небесной спирали как воронки, которая в вертикальном сечении предстает треугольником или дельтой. Отметим, что дельта представляет собой другое измерение спирали, которое - также как круговой контур шара - не выделяется нативным сознанием в самобытную иерограмму, но продолжает рассматриваться в контексте гармонии целого. По мере деградации человека, эволюционирующего в направлении феминизации, когнитивная способность теряет ясность в том, что касается геометрии и ориентации между двумя и тремя измерениями, вследствие чего фигура дельты тендирует к обретению все большей независимости, в частности, от спирали. Сравнительный анализ и синтез двухмерных проекций и полидеменсиональных объектов начинает требовать исключительной "образности мышления", которая, конечно-же, ничем не исключительна, если только не считать человека обезьяной из учебника зоологии XIX столетия.

Очевидная принадлежность дельты к парадигме двери, а отнюдь не ворот, указывает на то, что и дверь в свою очередь представляет одно из измерений или один из аспектов принципа "порога". Что касается самого слова "порог", то оно имеет самое непосредственное отношение к конструкции архаического жилища, дверной проем которого образовывался аркой из рогов - фигур вращения.

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2018