Серьезный игрок

Аудиенция у серьезного игрока мировой геополитической сцены

Обратив внимание на то, что я отвлекаюсь от изучения Вагины на сводки новостей, Донна Анна предложила познакомить меня с серьезными игроками.

-Ты же понимаешь, что новости пишут люди для людей. Они улавливают то, что витает в воздухе, и их не смущает необходимость воспроизводить злоглупости, коими не проведешь ни одно живое существо. Но есть и серьезные игроки, ориентирующиеся на серьезные источники, на могучие источники информации, такие, как сама Луна или Солнце или даже я.

-Я догадывался об этом. - Согласился я.

Мы покинули фазенду затемно, чтобы успеть к обеду достичь места, где, по словам Донны Анны, обитал серьезный игрок мировой значимости.

Чудеснейшие альпийские луга с перезвоном коровьих бубенцов никогда не престанут оказывать воздействие на сердца, что притаились в моей груди, но сейчас не о том. Предолев легкий подъем, мы с опережением графика достигли вершины, откуда в одиннадцатом часу по витому воздушному мосту успешно перебрались на другую сторону горного массива и продолжили спуск по мышиной тропе.

Если есть что-то мышиного цвета, похожее на мышь и источающее запах мыши, то это мышиная тропа, ведущая в промозглую долину потерянных надежд. Здесь нет птиц и не слышно растущей травы. Словно в полдень знойного дня, когда все вокруг обмирает, в долине мертвящий туман обмертвляет гортани живых.

В тумане нарисовались очертания самой удивительной из всех кибиток, которые я видел, а перевидал я их немало! У домика на колесах было три башни с острыми крышами, справа и слева громоздились трехэтажные пристройки, а над входом тяжело нависал огромный балкон. Это сооружение медленно двигалось не без помощи одной мертвой лошади, цеплявшейся не то за полуистлевшие стропила, не то за строительный хлам (позднее я догадался, что этим хламом могли быть оглобли).

Через несколько минут на стук вышел старикан, одетый в серые лохмотья. Редкие, но длинные его волосы были когда-то зачесаны назад и собраны в узелок, который теперь напоминал войлочный колтун.

-А, это вы, Вдова и Ее Спутник, добро пожаловать, добро пожаловать! - Радушно приветствовал нас старик. Донна Анна покосилась на меня и ее глаза многозначительно сверкнули. Я прочитал предупреждение и невольно улыбнулся. Ее беспокойство было беспочвенным, потому что мне безразличны слова людей и переспрашивать их было бы столь же разумно, как дискутировать с обезьянами.

Позднее Донна Анна объяснила загадочное приветствие тем, что старик пережил в ее присутствии травматический опыт. Я бы ни за что не догадался.

Изнутри кибитка выглядела меньше и беднее, чем снаружи. В то время как главным украшением стены центрального зала, который представлял собой узенькую черную келью, была политическая карта мира, пространство делилось надвое деревянным столом, превращавшим помещение в генштаб. И стены, и карта, и сам стол были покрыты плотным слоем сажи, свидетельствовавшей о том, что кибитку топят по-черному.

Убедившись в том, что мы вошли, серьезный игрок приступил к чайной церемонии. В его руках появился помятый стальной чайник и он весьма ловко сгреб три стакана с тем, чтобы заученным движением поставить их на деревянный стол. По мановению его пальцев, ногти на которых, как я заметил, были длинными и такими же ухоженными, как волосы, в стаканах появились пакетики. Выцедив в каждый несколько капель из толстостенного пузырька, снабженного этикеткой "Рождественская чайная фантазия", серьезный игрок неожиданно выпустил из рук чайник с кипятком. Раздался грохот.

"В существовании старика есть свои минусы, ему достаточно не уследить за одним мускулом, чтобы упасть с лестницы, не говоря о том, чтобы выронить предмет." - Подумал я, а вслух сказал:

-Ничего, что заслуживало бы беспокойства! Просвещенному уму не требуется завершения всей цепочки действий, чтобы вкусить результат. Незаконченность церемонии становится непреодолимой преградой только для профанов.

Итак, когда мы уселись пить воображаемый чай, а это, я не побоюсь преувеличений, был один самых изумительных на моей памяти чаёв, серьезный игрок в ответ на требование Донны Анны рассказать о себе скромно улыбнулся.

-Я же простой человек.

-Все простые люди говорят так. - Донна Анна закатила глаза, давая понять, что все, что скажет серьезный игрок, не важно, а важно лишь то обстоятельство, что он является серьезным игроком.

-Премного наслышан о ваших дарованиях и сгораю от нетерпения узнать, как вы все это устраиваете! - Я приободрил игрока, с искренним интересом облокотившись на стол и мечтательно уставившись прямо перед собой.

-Вы предлагаете мне снять маску и без прикрас выложить всю подоплеку событий? Вас не пугает то, что открывшееся может оказаться вам не по зубам? Что же, если вас интересует источник, которым пользуются серьезные игроки, то не нужно искать его где-то далеко, потому что вы сидите с ним за одним столом. Иными словами, источник внутри меня.

Он сделал паузу и в этот момент я услышал, как скрипнула половица под копытом Донны Анны. Копыта и крылья - это удивительные компоненты знаковой системы, в коей во единое целое свиваются света, затемнения, свисты и перешептывания водопадов бездны. Как воплощенная примордиальная скрижаль, Суккуб бесконечно честен и никогда не скрывает того, о чем думает.

-Мне, - продолжал серьезный игрок, - всегда казались подозрительными топонимы сомнительного происхождения. Взять тот же Кузбасс. Или Донбасс. В них есть что-то американское, вроде как Техасс, но не для людей. Представьте себе безжизненные города-фабрики, возведенные зодчим, рассудок которого не справился с просмотром классики мирового кинематографа. Образ Метрополиса неустанно преследует меня при упоминании Донбасса и Кузбасса. "Луганск и Славянск" в свою очередь оставляют равнодушным, понятно, что это топонимы-местоблюстители (placeholder), названия несуществующих мест. Где они находятся? В Калининградской области? На Сахалине? Или, может быть, затеряны среди дачных поселков между Петербургом и Выборгом? Правда в том, что они повсюду - при том условии, что вы на них смотрите, и при этом их всегда пара: Донбасс и Кузбасс, "Луганск и Славянск", белое и черное, суша и море, щелочь и кислота, как два полюса одного магнита. Стоит ли удивляться тому, что австралийцы и китайцы, заручившись поддержкой диспетчера Карлоса, зафиксировали последние сигналы авиалайнера, пропавшего 8 марта, над сказочной страной Оз?

Глаза серьезного игрока возбужденно заблестели и на губах появилась мерцающая улыбка. Мне стало очевидно, что он сказал самое главное, нет, не так - Самое Главное, после которого уже не могло оставаться вопросов, ибо оно лежало в сырой земле до того, как ту начали рыть в стремлении возвести фундамент мировой метагеополитики. Подобно одной карте Таро или неприметной буковке, проскользнувшей между цифрами, версия серьезного игрока была в хорошем смысле примитивна, она столь же хорошо все объясняла, насколько и требовала целой жизни для усвоения глубин тайного знания, какой бы ерундой то на деле не оказалось.

-Вот до чего доводит серьезная игра на игровой доске, которая, будучи отринутой строителями, наскучила плохому богу. - Задумчиво промолвила Донна Анна на обратном пути. - Им, серьезным игрокам, дано знание мух и они управляют мухами, которых по хорошему следовало бы не разводить. Когда-то этот господин, напоивший нас чаем, был подающим надежды человеком, который любил пить фруктовый сок, но он выбрасывал высосанные плоды за окно, а потом обратил внимание на мух, которые там закономерно развелись. Он делал все с присущим серьезному игроку серьезным настроем, но нарушил одно правило - не разделять свою трапезу с тем, чем не собираешься становиться.

-Но еще не все потеряно, - добавила она, - потому что сегодня он разделил чаепитие со мной.

 

См. тж. Плохой бог

и Горец

и Масло Абрамелина - в поисках спецификаций ктеиса

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2018