Под ружьем

Донесение из лагеря демонических власовцев

Мягкость и увлекательность суккубической силы позволяет творить чудеса с неотесанными камнями, прививая тем знание меры. Донна Мариам пригласила меня в подвал заняться сексом, и подвал этот имел все основания слыть сокровищницей в том-же смысле, например, как абстракция народного песенного творчества, если мы с вами настроены на одну волну, чтобы понять это тонкое иносказание.

Подвал Донны Мариам, а точнее, подвал дома, который построила Донна Мариам, занимал сразу несколько пространств, забирая себе самое лучшее, что в них удавалось найти, и все эти сомнительные блага тонули в кромешном мраке, среди которого тут и там в сиянии предавались тысячам блаженств облачка обособленных вечностей, напичканных пророками и просто людьми с улицы, которые чем-нибудь заслужили благосклонность Суккуба.

В подвале был один трясущийся человек - жалкая дрожащая тварь, делающая выбор. Он был истязаем самыми невероятными пытками, которые могли оформиться только в сознании существа, хорошо представляющего, что означает "дышать временем" или "играть в прятки с субгравитонами" "на обратной стороне пространства", "имеющего двенадцать измерений". Сам по-себе факт столь тесной причастности к игре фантазии Суккуба мог значить, что эта "жалкая тварь" была богоподобной, потому что Суккуб со всей очевидностью ее обожал.

Чувство порядочности и праведность в том, что касается следования стезею зла, неотъемлемого от демонстрации превосходства и личной силы, подсказывало мне преподать этому человеку урок беспроигрышного выбора, для чего я покосился на Донну Мариам. Надо заметить, что управление терминалами суккубических подземелий требует слаженной работы двух персон - так заведено с незапамятных времен. Расположившись по обе стороны от субгравитонных ворот, мы одновременно повернули язычки, после чего оставалось только войти в открывшийся тоннель, что я и сделал.

-В виду непрекращающихся угроз и провокаций со стороны Китая мы сформировали из нашего народа крестьянскую армию. - Сказал Староста.

Я мысленно прикинул расстояние до китайской границы и не успел еще высказать своего удивления, как Староста со знанием дела добавил:

-Расстояние в наши дни уже не является такой гарантией безопасности, как бывало раньше. Даже если бы Китай находился на одной планете, а я на другой, мне следовало бы озаботиться этим. Что бы вы сами предприняли по отношению к инопланетному агрессору?

-Если бы он знал о моем существовании, то пригласил бы его за стол переговоров и отравил. Если бы он представлял собой отсталую расу, не видящую дальше своей орбиты, то распорядился бы построить пушку да запускал склянки с Нечистой водою, дабы умылся ею вражина.

-Вот и я так подумал. - Серьезно кивнул Староста. - Все эти описанные вами меры - уже удел прошлого века. Сейчас ситуация куда как серьезнее и без ополчения нам не обойтись. Конечно-же, излишне подчеркивать, что говоря о Китае, я имею в виду не тот Китай, который носит такое название, а что-то похожее.

-Понимаю. - Я покачал головой. В это время мы свернули на аллею, вдоль которой в самых удивительных позах стояли опрятно одетые крестьянские девушки.

-Я распорядился поставить под ружье крестьянских парней и девок, но свою лейб-гвардию сформировал исключительно из представительниц прекрасного пола. Женщина по характеру своему отличается хорошей работоспособностью и долгосрочной выносливостью. Из юнош-же разумнее составлять бригады мгновенного реагирования.

Высоко над аллеей в воздухе парило внушительных размеров ружье.

-Это ружье генерала Власова. - С живым энтузиазмом стал вдаваться в подробности Староста. - Конечно-же, не того Власова, но ружье полностью тождественно. Оно священно для нас.

Размышляя над намеренно покрытыми кисеей таинственности словами Старосты, я наблюдал за ополченками, которые, словно опытные манекенщицы, старались показать сверкающие доспехи с наиболее выгодной стороны и в этом перещеголять друг дружку.

-Неужели эти красотки по первому вашему приказу разнесут Китай в пух и прах, не жалея ни стариков, ни памятников культуры, ни самой земли, которую превратят они в бесплодную копошащуюся массу мертвечины? - Невольно сказал я, перемигнувшись с одной из воительниц.

-А вот это вы зря. - Староста нахмурился и зловеще понизил голос. - Нельзя так говорить. Приказ - это последнее дело. Если кто отдает приказ, то либо уже является смертным, либо погибнет в ближайшие часы. Я-же благородный бессмертный и все сородичи мои сосредоточенно соединены напряженными, гудящими струнами. Хорошая иерархия чутко внемлет инструкции, расцветающей в глубинах ее раскаленным цветком. Так осуществляются все настоящие деяния. Без приказов и без принуждения. Никто не погибнет понапрасну, а только тому не бывать, кого захочет сгубить наше национальное самосознание. Ему не потребуется выносить своего приговора, ибо каждый из нас на праве соучастника возжелает всем сердцем того, что будет желаемым Аниме Нации. И как стрелка компаса парит в небесах это священное ружье. Представьте, никто не разгадает его сигнала и не узреет направления, ибо подсказка ружья абсолютно бессмысленна.

-Чужакам кажется, - продолжал он наставительно, когда мы приблизились к стройным рядам девушек под ружьем, - что все они на одно лицо. В этом есть доля своей горькой правды - горькой для чужаков, но сладкой для своих. Мы различаем в себе столько цветов и оттенков, столько ароматов, что смогли бы назвать каждого сразу по десяти именам. Вот эту, например, зовут Жанной, ту - Джиной, а ту, что напротив - Раей. Джина отличилась при обороне улья, закрыв его грудью.

-Улья?

-На содержание лейбгвардии мне нужны огромные средства - ежедневные пиршества, промискуитет, даже скотоложество как пылесосом вытягивают народные денюжки из бюджета. Поэтому я соглашаюсь постоять лагерем там, где отчего-то требуется мое присутствие. Разумеется, только если это пристойное предложение. Не так давно нас наняли охранять пасеку одного очень почтенного святого старца, посвященного в одни из наиболее мрачных ритуалов Всенизшего. На защите улья отличились Джина и Ольга. С Джиной я вас уже познакомил, а Ольга сейчас прихорашивается, готовясь к патрулированию орбиты близ Китая. Задание ответственное и считается у воительниц испытанием на женственность.

-Итак, - строго посмотрев на меня, продолжал Староста, - вам теперь придется выбрать между Джиной, Жанной и Раей.

Я отступил на шаг и стал приглядываться к девушкам, которые, как верно отметил Староста, обладали весьма схожими чертами лица и телосложением. По-счастью, Джина догадалась подать мне условный сигнал, будто в замешательстве повернувшись задом и выпятив круп.

-Вот эта! - Торжественно объявил я. Староста благожелательно рассмеялся и покачал головой:

-Хоть вы немного и схитрили, я закрою глаза на это небольшое недоразумение. Пожалуйста, Джина, обменяйтесь с этим господином важными вещами, чтобы закрепить ваши начавшиеся отношения.

Джина без раздумий нагнулась и сняла с копытца усыпанный бриллиантами браслет, а я в свою очередь вынул из кармана волшебный хронометр, при помощи которого с легкостью перемещаюсь в пространстве и времени.

-А от меня примите, пожалуйста, этот скромный символический дар. - В руке Старосты возникла серебряная губная гармошка, которую он переломил надвое.

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2018