Небесная Калькутта

Словарь Суккубов

Небесная Калькутта

Небесная Калькутта, или просто Калькутта (сущ. ж. р.) (мн. ч. Калькутты), тж. Кенополия; прил. калькуттский, напр. калькуттская модница; англ. Сelestial Calcutta; нем. Himmlische Kalkutta - вечный город, город-прототип, в том числе прототип полиса, представляющий собой первую и последнюю реально существующую твердь. Город, в котором обитают Суккубы.

1. Восшествие адептов в Небесную Калькутту

В основе восшествия адепта в Небесную Калькутту лежит последовательное претворение практик метафизического дауншифтинга. Нисхождение в Небесную Калькутту реализуется в комплексе актов праведности, включающем в себя:

1) оглашение желания:

"Я хочу умереть в Калькутте. Я видел чертоги богатых, в которых богатые дьяволицы, пригубляя богато украшенный рог, пьют нектар смертодеяния, а роскошные блудницы держат в когтях богатую табакерку, поднося ее к ноздрям головорезов. Калькуттские модницы глядят высокомерно, как горные козочки, а залетая в лавку масел, принцесса говорит: «Я достаточно богата для того, чтобы позволить себе не только покупать дешевые, очень дешевые и самые дешевые вещи, но и вовсе не делать никаких покупок.»"

2) достижение:

[...] 8. Неделю тому назад прибыл в Калькутту. Ищу вход в Небесную. По-видимому, он должен быть в подвалах Калигхата. Видел купающихся индусов и даже принял участие в купании.

9. Теперь купаюсь каждый день! Меня предупредили о том, что в реке могут быть крокодилы, но куда больше внимания я уделял плывущим трупам, да кстати говоря, и крокодилы, похоже, не очень отличались от меня в этом смысле. Тем не менее, когда я уже собирался выходить из воды, то за лодыжку меня схватила чья-то рука. Движимый любопытством - не каждый день тебя хватает за ногу полусожженный труп! - я нырнул и в мутной воде попытался рассмотреть дно. Каково же было мое удивление, когда под слоем ила дно оказалось покрыто довольно-таки изящным орнаментом, а рука, не отпускавшая меня, высовывалась из приоткрытого люка, в который, как мне казалось, не пролез бы и ребенок. Однако сдаваться было поздно и я, следуя за рукою, нырнул в темное отверстие, которое, как вскоре мне привелось узнать, вело в тайный город, о существовании которого я даже не подозревал.

10. Мою проводницу звали, как выяснилось, Джоанной. Это не индийское имя, а получила его девушка вот как. В детстве она часто плавала по ночам и однажды на нее сверху обрушился чей-то труп, придавив ко дну. Кто угодно потерял бы самообладание и захлебнулся, но у малышки было изумительное чувство момента и смекалка. Как известно, в легких у многих трупов остается неизрасходованный кислород, но не все знают о том, что в небольших количествах этот газ распределяется по всем тканям организма, что позволяет использовать труп для дыхания достаточно долгое время, просто забравшись в него. Не растерявшись, девочка юркнула в труп и тем сохранила себе жизнь. Спустя некоторое время раздувшийся труп вытащили на берег рыбаки и каково же было их удивление, когда из разрезанного живота вышла живая девочка с копытцами и едва прорезавшимися рожками! В честь трупа ее назвали Джоанной. Как оказалось, труп принадлежал туристке из Германии. Джоанна - не немецкое имя, но я полагаю, что это могло быть сокращением от Ханны. Джоанна избежала пленения, превратив в каменные изваяния всю деревню рыбаков, которые чтили ее как локальное божество.

11. Джоанна объяснила, что подземный город несколько веков тому назад прорыли служители мест кремации, спасаясь от преследований со стороны колониальных властей. Могло ли это быть тем местом, о котором вы рассказывали, милорд? Я понял, что каждый адепт спускается в этот лабиринт, чтобы пройти испытание, но много званых, да мало избранных - лишь единицам удается достаточно основательно заблудиться и остаться под землею навек! Мне повезло, что судьба счастливо усмехнулась, глядя в мои глаза своими осоловевшими от беспробудного пьянства, и послала Джоанну проверить люк именно в тот момент, когда на нем, подобно бессмысленному животному, топтался я.

12. Глубоко под землей существует смоляное озеро, окунувшись в которое, белое становится черным. На самом деле эта черная дыра во внутренних областях, глубоко под Калькуттой, находится в начале времен, это озеро тоху и боху - бесконечно и нету просвета в безвидности его недр, оно как царская водка смывает пятна света с вороной стали нашей души, с нашего воронова крыла, чтобы, подобно умытым смолою чайкам, мы уподоблялись камню, идущему ко дну - ибо кто-то делает извечный выбор в пользу камня, оставляя мягкий плод плоти в мире живых. [...] - Письма помраченного паломника

3) понимание:

в процессе которого, адепт, делая это так, как демонстрирует опыт Безымянного Сироты, понимает, с чем имеет дело.

Снизошедший в Небесную Калькутту адепт, как правило, останавливается в катакомбах, где практикует аскезу и занятия музыкой, в процессе которых осуществляет индивидуализацию [ср. Индивидуализм] под знаком той или иной благородной семьи.

2. Онтология и топология Небесной Калькутты

Небесная Калькутта является лицом Хаоса. Под куполами и шпилями города-прототипа находится Пустота. В домах Небесной Калькутты живут Абсолюты. В мастерских вечного города создаются украшения для владычиц кеномы.

Онтологическое богатство, свойственное Небесной Калькутте, ложится в основу имущественного разделения на богатых и еще более богатых, неравенство между которыми измеряется астрономической величиной. Принято полагать, что наименее богатые из калькуттских сословий существенно превышают уровень благосостояния, достижимого в любом из миров творения.

Формируясь как первая отличная от кеномы и не являющаяся изначальным пространством твердь, Небесная Калькутта непосредственным образом заимствует качество небытия, подобно порогу, заимствующему качество стены и пола, к топологиям которых он принадлежит. Происхождение прототипа, в том числе города-прототипа и бытия-прототипа из гомогенной, неразличимой небытийной субстанции представляет собой примерную модель деградации совершенного богатства, которое присуще небытию. Трафик небытийного богатства, в зависимости от пропускной способности канала, занимает до его половины и не превышает двух третей, потому что третья часть, в соответствии с учением о девятиричности, считается зарезервированной, в том числе для особых гостей.

Структурно Небесная Калькутта представляет собой диск, деление которого на сектора, "кварталы" или анклавы происходит за счет сочетания спиральной несущей линии с радиальными лучами, центром расхождения которых является Калигхат, считающийся храмом-прототипом. Пустота центрального строения Небесной Калькутты гомогенна с принципом власти. Топологию Калигхата разделяют и ратуши, представляющие структурный и смысловой центр композиции каждого анклава или сектора. Деление Небесной Калькутты на анклавы традиционно считается структурным компонентом парадигмы демонического апартеида.

См. тж. иллюстрации в Космологии в картинках.

3. Анклавы и уровни Небесной Калькутты

Среди наиболее известных в суккубологической литературе анклавов самым пугающим и вместе с тем вселяющим интерес является анклав Раффлезианок. Не меньшей славою в узких кругах пользуется анклав так называемых гармишских пастушек.

В этих анклавах Небесной Калькутты существует традиционное развлечение, разворачивающееся во время так называемого гармишского фестиваля. Обитательницы анклава пастушек в эти дни примеряют наряды блудниц и арендуют несколько тысяч смертных душ, которые исполняют функцию наживки, проезжающей по недостаточно хорошо освещенной центральной улице. При свете зловещих красных фонарей пастушки со всей присущей им грацией наклоняются к окнам повозок, чтобы использовать находящийся внутри материал по прямому назначению, то есть высосать его.

Помимо этого, достоверно известны упоминания анклавов Гиппоморфных демониц и Гиноидов, а также малого анклава Гуль. Совокупность территорий анклавов в границах Небесной Калькутты и Предместий обычно обозначается как Кенополия.

Несмотря на то, что в ряде анклавов наше учение и не пользуется настоящей популярностью, демонопоклонник, взвешенно воспроизводящий постулаты и интерполирующий их на соответствующие космологические системы, сможет найти общий язык с любым существом. В частности, в анклаве Гиппоморфных демониц общая теория подпространства известна как теория гиперпространства. Со всем разумением используй приставку "гипо-" и ты не встретишь недопонимания.

Памятка для любителя того, что погорячее

В Калькутте все спокойно. Над черной гладью реки в садах цветут раскидистые ракиты. Что это за сектор? Что за анклав приютил трепетных светлячков, сумеречное горение коих да черепа на ограде оттеняются массивами глубокой ночной зелени? Из тонущих павильонов доносится звон - это бездны обмениваются деликатными колкостями. Их не видно и можно лишь догадываться о том, сколь эффективно они пережевывают последние городские косточки.

Я стремлюсь вернуться в Калькутту и после каждого странствия встречаю очертания города, как грозовую дрему, тягучую и неизменную, напоевающую гортань путника миллиардами свежих благоуханий. "О боже мой, я совсем забыл, что такое настоящее великолепие..." - Твердит одинокий пешеход. Он двигался впереди и я нагнал его, чтобы расслышать эти слова и согласиться: память о великом нивелируется большим расстоянием, но если ты возвращаешься, то в изнеможении застываешь напротив балкона или же подле неприметного гидранта, находя его перекипающим через край. Подолгу взираешь ты на движение копыт калькуттской блудницы и вслушиваешься в свистящие да хлюпающие звуки уст ее, с коими она тянет пьянящий коктейль - тянет туда и тянет назад. Так что в чаше блуда и смертодеяния не убывает горячащего зелья, и роскошество вокруг неиссякаемо. Глядишь на проезжающего рикшу и с улыбкой покачиваешь головой, будто никогда не видел ничего подобного. Ладьи и дирижабли всех тварных миров - что пылинки, и не было в них никакого движения, не было никакой динамики. А затем пульс учащается и тебе кажется, что до сего момента не было деревьев, домов, крыш, печных труб и оград: все это появилось сейчас, ибо каждый камень из заложенных грезою примордиальных зодчих - это краеугольный камень-прототип, а любое строение сочетает в себе все богатство деталей, разлетевшихся по отдельным мирам. То, что очаровывает, это переполняющая все чувства полнота, налетающая плотным шквалом из тысячи измерений, открывающих свои двери в Калькутте.

Возвращение в Небесную Калькутту

Помимо секторального деления на анклавы, в Небесной Калькутте традиционно выделяют Верхний и Нижний город - так называемые катакомбы, в которых собираются мертвые адепты, ищущие встречи со своими возлюбленными рогатыми девочками, а также всякий живописный сброд.

Есть как минимум два города - это верхний и нижний. В верхнем видны жилища, дворцы, там мрачнеют жутковатые купола и вращаются маковки, и троятся в глазах шпили, подобные колоннам, на которые опирается безвидность, их мерный гул раздается непосредственно в костях, проникая под кожу и под мясо. Но есть еще и нижний город, где ходят световые собаки, немигающе глядя, они лижут густую атмосферу, стекающую по древним стенам, скользким, выбеленным пустотою, почерневшим, посеревшим, холодным, горячим стенам; за трубами, по канавам нижнего города расползаются выходцы из тысяч миров, населенных бесчисленным множеством существ.

У нашего народа существует обычай искать в нижнем городе смерти, по достижению половой зрелости мы отправляемся в Небесную Калькутту, чтобы умереть в ее нижнем пределе, найдя завершение, смешать свою кровь с совершенно неприкасаемым, заболевая проказой, очнуться в страшном бдении лицом к лицу и телом к телу с неназываемым, о котором никто, никогда, ничего не смог бы сказать. Мы поступали на службу к нищенке, продававшей части ее тела многим, о очень многим, прямо в канаве, в лихорадке, среди каких-то насекомых, вымерших в свое время - среди зимних насекомых, вымерших весною, и среди летних, погибших в октябре. В минуту окончательной близости мы становились змеями, кишившими в логове этой девки, которой чурались неприкасаемые трехсот тысяч миров, а логов было много, о весьма много, как бы не заблудиться среди ям, сереющих в бесплодной земле, портящих ее, превращающих в пустыню, раскинувшуюся между обоих горизонтов, логова безымянных, в которые мы сваливались, как пластмассовые шарики спортлото; в минуту близости, слизывая капли пота с ее черного живота, мы узнавали имя, оно смешивалось с нами, как кровь, и отныне мы знали, о да, мы знали, для чего жили, для чего плодились и населяли миры, - чтобы обвиваться вокруг нее, чтобы кусать черные гладкие плечи, быть головами, синими головами, наши головы стали говорящими синими головами в ее гирляндах, терять счет всем нашим рукам, как густые кусты непроходимым в сплетении с руками сонной девочки из нижней Калькутты.

Нижний город

Небесная Калькутта находится во всевременной топологии

4. Калькуттский календарь

Что касается дня и ночи в Калькутте, то полная эмуляция времен суток обеспечивается в каждом анклаве в точном соответствии с ожиданиями. И если бы кто захотел послушать, смыкая липкие объятия, звон цикад в тончайшем умиротворении июльской полночи, то следовало бы подозвать рикшу и договориться о том, чтобы в скором порядке прибыть в означенное место.

Принадлежа всевременной топологии, Небесная Калькутта не подвержена действию времени и в ней нет смены дня и ночи, равно как и сезонов. Однако для удобства обитателей и их увеселения в разных анклавах периодически объявляются сезонные фестивали, причем продолжительность сезонов может вариироваться в зависимости от предпочтений обитателей. Время от времени объявляется и общий калькуттский календарь, согласно которому, полный год составляет около 1,5 млн. земных лет.

5. Упоминания в суккубологической литературе

Небесная Калькутта наиболее полно описывается в суккубологическом эпосе Божественная Быстрота, в рассказе Галантерейщик-дауншифтер из Калькутты, в рассказе Буква энохианского алфавита, в рассказе Город вечных дымов, кроме того в Небесной Калькутте происходит действие нескольких глав третьей части трилогии XIII век - Прокреативная Сила. В предании Масло Абрамелина предпринимается экскурс в топографию и начала административного устройства Небесной Калькутты. Монография "Личная жизнь калькуттской модницы" вносит решающие штрихи в создание портрета типичной горожанки, а Записки Калькуттского Старца [Дневник Призывателя Суккубов] описывают привычки типичного обитателя Калькутты.

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2019