Стена

Словарь Суккубов

Стена, (сущ. ж. р.), (мн. ч. стены, род. п. стены, дат. п. стене, тв. п. стеной), уменьш. стенка, прил. стенной, -стенный [напр., настенный, пятистенный]; санскр. prākāra; евр. חוםה; лат. murus; англ. wall; нем. Wall, Mauer; - фортификационное сооружение, представляющее собой компонент пространства низшей размерности, позиционируемый в качестве границы между двумя и более пространствами высшей, так, в случае двух предположительно трехмерных пространств функцию стены выполняет двухмерная плоскость.

Маркируя непреодолимую границу топологий, стена субституирует горизонт событий, отделяющий актуальность от абсолюта. Находящееся по эту сторону стены пространство принято считать пространством субъективизации, в то время как запредельные области соотносятся с индифферентными топологиями иных миров.

Наиболее известной в Суккубологии стеной по праву признана Стена Эллеонерго - фортификационное сооружение, за которым расположена провинция изначального пространства Эллеонерго - ареал, созданный демонической принцессой Эллео. Стену Эллеонерго, которой посвящена шестая глава суккубологического эпоса "Божественная Быстрота" [Божественная Быстрота: 6. Великая стена], принято называть непреодолимой и по существу являющейся тем идеальным прототипом, на основании которого в ходе процедур космогенеза формируются все стены высшего уровня, начиная со стен Небесной Калькутты, заканчивая стенами миров творения.

Всякий мир творения, согласно Суккубологии, ограничен стенами, за пределами которых находится промежуточное пространство так называемого лестничного пролета, по которому восходят и снисходят существа Хаоса. Стена мира творения имеет двоякую метафизическую структуру и, локализуясь вокруг ареала обитания как периметр, она омнипрезентна и функционально сближается с фундаментом, на который опирается каждая отдельная точка пространства и времени. Соответственно этому, как окно, так и дверь, представляющие собой модели топологического перехода или порога между различными пространствами, разделенными стеной, могут быть открыты в любом желанном месте [и в таком случае дверь называется субгравитонным порталом, управляемым демонической волей, о окно - проводником дыхания бездны и калейдоскопом для смертных].

Бытующее в архаичных культурах миров творения представление о стене как фортификационном сооружении равным образом подразумевает ее понимание в качестве гомогенного фундамента, на котором выстраивается культурный космос города [ср. Деревня]. Такая стена - это, прежде всего, насыпь, искусственная или отчасти естественная гора, на которой расположено обширное плато. Даже в том случае, если крепостная стена представляет собой не насыпь, а стену в современном понимании, все расположенное за ней наследует атрибуты построенного на ней как на фундаменте.

Объяснение этого кажущегося парадокса кроется в специфике техник субъективизации: с точки зрения внешнего наблюдателя, пространство, которое, будучи обнесенным стеной, полностью ею сокрыто, является гомогенным самой стене. Соответственно, любой дом без окон должен пониматься как цельный кусок материала, тождественного веществу, из которого состоит стена. Любые домыслы о том, что за стеной могла бы находиться пустота или, напротив, культурная заполненность, являют собой случай безосновательных спекуляций, если Суккубология не предоставляет эвидентных свидетельств об ином.

"Я забираюсь на стену, с которой открывается весьма недурственный вид на утопающие в зелени черепичные крыши" - фраза, определяющая время и место действия предания "Встреча на стене", постулирует линию разграничения между миром, находящимся за стеной, и мистическим пространством на стене, как между моделями профанной и сакральной топологий.

Современный человек, известный как контринициатический сирота, ошибается, когда верит в то, что за крепостной стеной может находиться нечто реальное, ибо абсолютное, не будучи пространством субъективизации, не предполагает субъективного наполнения. Все многообразие такого наполнения в действительности явлено самой стеной, а значит реальна только она.

Я стена, ты стена и все мы - стены, и если кто-то думает, что за какой-то из них спрятана сокровищница, а за другими нет, то пусть спросит себя, спрятана ли сокровищница под поверхностью неразрушимого гомогенного валуна.

Что за стеной

-Повернитесь наполовину, мадам, мне хотелось бы изучить ваш профиль! - Таково должно быть преисполненное торжественным изумлением восклицание адепта, столкнувшегося на своем пути со стеной. Да-да, вы не ослышались - со стеной, на которой сначала бывают построены башни, потом палати, а затем и те поблескивающие над фахверками и черепичными скатами маковки с куполами, что не только наделяют топологию любезной неравномерностью, но и конституируют ткань реальности, как ритмозадающие удары литавр статуируют законченную симфоническую зарисовку.

Ибо Калькуттская Модница - по сути своей отчасти стена, за горизонтом событий которой в томном мраке сочатся соками сокровища - части тел бесчисленных драгоценных существ, изгибы улыбок, игры бровей и кораллы самоцветных уст, но и помимо этого - далеко идущие замыслы, трепещущие под корсетом знания тайных дисциплин, зубчатые колеса механизмов претворения идей, о которых даже страшно было бы подумать, не будь столь надежной стены.

И когда она, отвечая на вызов адепта, повернется, он увидит, что это - все та же стена, все то же совершенное тело, но в профиль. То, что изменилось в его глазах, находится по сю сторону, а не за ней...

Она - стена

Донна Анна

Материалы

Новое

О сайте

Поиск по сайту

Donna Anna Org. (DAO.), 2003-2019